Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ / Языкознание / Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Семантика и прагматика немецких и русских народных примет : Лингвокультурологический подход

Диссертация

Автор: Кулькова, Мария Александровна

Заглавие: Семантика и прагматика немецких и русских народных примет : Лингвокультурологический подход

Справка об оригинале: Кулькова, Мария Александровна. Семантика и прагматика немецких и русских народных примет : Лингвокультурологический подход : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.02.20 Казань, 2005 216 c. : 61 06-10/9

Физическое описание: 216 стр.

Выходные данные: Казань, 2005






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1 Лингвокультурная специфика народных примет
11 Народные приметы как объект лингвокультурологического изучения
12 Классификация и основные признаки народных примет
13 Истоки народных примет и их изучение в отечественной и зарубежной науке
14 Вербализация концепта «Природа» в народных приметах
Выводы к главе 1
ГЛАВА 2 Семантическое моделирование концепта «Природа» и его представление в системе немецких и русских народных примет
21 Построение семантической модели концепта «Природа»
22 ЛСГ «Природные явления»
23 ЛСГ «Животный мир»
24 ЛСГ «Растительный мир»
Выводы к главе 2
ГЛАВА 3 Прагматическое значение народных примет
31 Народные приметы в коммуникативно-прагматическом контексте
32 Прескриптивные речевые акты
33 Суггестивные речевые акты
Выводы к главе 3

Введение:
Устное народное творчество, передаваясь в течение многих столетий из поколения в поколение, отражает исторический опыт народа, его духовный и нравственный облик, особенности национального менталитета. По утверждению известного фольклориста З.К. Тарланова, «язык устного народного творчества - это особая область, которая должна быть самостоятельным объектом лингвистического исследования» [Тарланов, 1999. С. 9]. Интенсивное изучение языковой структуры произведений народного творчества позволило по-новому взглянуть на явления, представляющие язык фольклора. На смену общетеоретическим размышлениям относительно статуса и принципов изучения языка фольклора приходят конкретные описания и анализ соответствующих явлений (Е.С. Новик 1996, O.A. Дмитриева 1997, Л.П. Борисова 1999, Г.Д. Сидоркова 1999, Г.Ф. Благова 2000, А.Р. Ахметшина 2000, Е.В. Неделько 2000, A.A. Бурыкин 2001, Т.Г. Бочина 2002, Г.А. Набиуллина 2002 и др.).
Однако, несмотря на повышенный интерес к изучению устнопоэтического языка, язык фольклора продолжает оставаться наименее исследованной областью словесного творчества. С той или иной полнотой монографически описан язык лишь отдельных и немногих жанров, а такой жанр как народные приметы ранее практически не подвергался специальным исследованиям (следует отметить лишь работы H.H. Фаттаховой (2002, 2004), О.Б. Христофоровой (1998), A.M. Тарасова (2004).
Народные приметы, представляющие уникальный пласт паремиологического фонда языка ввиду синкретизма выражения сознания, неповторимой самобытности и специфической способности отражения познавательного потенциала этноса, нуждаются в многостороннем и глубоком научном исследовании. Слабой степенью изученности отличаются многие характеристики примет, в частности их семантическая структура, функциональные возможности, коммуникативно-прагматические особенности, практически не изучены. Кроме того, лингвистический анализ народных примет в таких разноструктурных языках, как немецкий и русский ранее не проводился. Вышесказанное определяет и стимулирует актуальность настоящего исследования, представляющего попытку проанализировать структуру и способы реализации семантического и прагматического значения народных примет на материале разноструктурных языков с целью выявления общих и специфических черт сопоставляемых лингвокультурных обществ на основе единых методов сравнения.
В качестве объекта исследования выступают немецкие и русские народные приметы, обозначающие различные стороны концепта «Природа».
Предмет изучения составляют семантический и прагматический аспекты народных примет.
Целью исследования является изучение семантики, прагматики народных примет макроконцепта «Природа» с точки зрения лингвокультурологического подхода на материале двух сопоставляемых языков (немецкого и русского). Для решения поставленной цели формулируются следующие задачи:
1) выявить из паремиологического фонда немецкого и русского языков корпус народных примет, репрезентующих концепт «Природа»;
2) построить семантическую модель концепта «Природа» в немецком и русском языках;
3) проанализировать парадигматические и синтагматические связи в немецких и русских народных приметах;
4) сопоставить количественные характеристики использования лексем в лексико-семантических группах лексико-семантического поля «Природа» в немецких и русских приметах;
5) рассмотреть лексические, морфологические и синтаксические способы реализации речевых установок в народных приметах;
6) выявить концептуальные доминанты немецкой и русской языковой картины мира и определить на их основе национально-культурные особенности немецкого и русского лингвокультурных социумов.
Материалом для исследования послужили данные сплошной и специальной выборки народных примет из различных сборников народной мудрости, календарей природы, месяцесловов (В.И. Даль «Пословицы русского народа»; A.C. Ермолов «Народная сельскохозяйственная мудрость в пословицах, поговорках и приметах»; Г.Д. Рыженков «Народный месяцеслов»; Е.А. Грушко, Ю.М. Медведев «Энциклопедия русских примет»; Е. Binder «Bauern- und Wetterregeln»; I. Schleer «Bauernregeln und Wetterspr?che», J. Mayer «Gro?vaters Wetter- und Bauernregeln» и др.). Картотеку исследования составили 2000 немецких и 2000 русских народных примет соответственно.
Поставленные в работе цели и задачи определили необходимость использования комплексной методики исследования, обусловленной спецификой самого объекта исследования. В ходе работы применялись в их взаимосвязи и взаимодействии следующие методы: описательный, включающий в себя наблюдения и классификацию исследуемого материала, сопоставительно-типологический, предполагающий анализ тематических и ключевых слов (концепторный анализ), метод «культурных сценариев» А. Вежбицкой. При необходимости привлекалась методика элементарной статистики и графического изображения полученных результатов.
Научная новизна исследования состоит в том, что впервые лингвокультурологическому анализу подвергаются народные приметы в
4 немецком и русском языках с целью установления их лингвистического и прагматического потенциала, заключающемся в исследовании синтагматических и парадигматических отношений, а также изучении лексических, морфологических и синтаксических способов реализации директивных речевых актов в приметах сопоставляемых языков с целью выявления особенностей немецкого и российского этнокультурных социумов.
Теоретическую значимость исследования мы усматриваем в проведении анализа и сравнения результатов научных исследований по изучению русских и немецких народных примет в отечественном и зарубежном языкознании; исследовании структурной и семантической организации, функциональных и прагматических особенностей немецких и русских народных примет в сопоставительном плане; расширении теории культурологической лингвистики.
Практическое использование результатов работы. Материал исследования может быть использован в лекционных курсах по общему языкознанию, лексикологии, страноведению, в спецкурсах по паремиологии, лингвокультурологии и контрастивной прагматике, а также найти практическое применение при составлении одно- и многоязычных сборников народных примет.
На защиту выносятся следующие положения:
1) Язык неразрывно связан с культурой, которая детерминирует содержание языковых единиц, а они, в свою очередь, обусловливают поведение носителей той или иной культуры. Изучение единиц культуры возможно на материале их языковой реализации (В. фон Гумбольдт, Э. Сепир, Б. Уорф, Й.Л. Вайсгербер, Д.С. Лихачев, Ю.С. Степанов, Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, В.И. Постовалова, В.А. Маслова, В.В. Воробьев, Г.Д. Гачев и др.).
2) Представляя определенный пласт культуры определенного этноса, выражая стереотипы и нормы поведения членов определенного лингвокультурного социума, народные приметы являются неотъемлемой частью национальной языковой картины мира и обладают существенным лингвокультурологическим потенциалом, что позволяет использовать данные паремиологические единицы в качестве надежного источника для проведения культурно-языковых исследований.
3) Культурно-языковые характеристики народных примет могут быть охарактеризованы в межъязыковом сопоставлении при помощи культурных концептов - многомерных смысловых образований, включающих ценностный компонент.
4) Непосредственное соотнесение приметы с конкретной ситуацией позволяет ее рассмотрение в коммуникативно-прагматическом аспекте с точки зрения реализации иллокутивных актов в контексте народных примет.
В основу настоящей работы положена гипотеза В. фон Гумбольдта (также A.A. Потебни, Э. Сепира, Б. Уорфа, Й.Л. Вайсгербера) о том, что язык, этнос и его культура находятся в отношениях взаимной детерминации. Человек в процессе жизнедеятельности • создает концептуальную систему, представляющую идеальный образ объективного мира, что находит непосредственное отображение в языке, в семантике языковых знаков, образуя языковую картину мира. Каждый язык реализует определенный способ отображения действительности в соответствии с историческим опытом данного этноса, его культурой, условиями жизни. Таким образом, языковые конструкции, а в нашем случае в качестве таковых выступают народные приметы, представляют собой универсальный инструмент познания и интерпретации культуры, ментальности того или иного народа.
Следует отметить, что первоосновой любой культуры является понятийно-логический аппарат, присущий мировосприятию того или иного этноса. Каждый народ в процессе познания мира фиксирует эти элементы по-своему. По замечанию А.Г. Эфендиева, способ понятийно-логического упорядочивания и восприятия окружающего мира зависит от многочисленных факторов, в том числе от хозяйственной деятельности [Эфендиев, 1993. С. 161 - 162]. Следовательно, представляется справедливым утверждение о том, что различная хозяйственная деятельность, обусловленная в первую очередь различиями в географических, климатических условиях, определяет различное мировидение того или иного народа, что находит непосредственное отражение в языковых конструкциях. На основе данной точки зрения мы строим предположение о том, что семантическая и синтаксическая структуры народных примет, так же, как и другие языковые конструкции, детерминированы определенным способом восприятия окружающей среды того или иного этноса. Общие и различные черты немецких и русских народных примет объясняются общностью и различиями национальной языковой картины мира сравниваемых народов, их менталитетом, особенностями национальной культуры.
Апробация материалов исследования. Результаты исследования отражены в двенадцати научных публикациях: в двух учебно-методических пособиях, семи статьях и в тезисах трех докладов. Результаты и основные положения диссертации докладывались на лекционных, а также учебно-практических занятиях в университете г. Лейпциг (Германия), международных конференциях «Бодуэновские чтения» (Казань, 11-13 декабря, 2003), «Актуальные проблемы текста. Лингвистическая теория и практика обучения» (Улан-Удэ, 23 апреля, 2004), «Межкультурная коммуникация. Типология языков. Теория перевода» (Казань, 20-22 мая, 2004), «Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы» (Казань, 4-6 октября, 2004), «Лингвистические и методические аспекты системных отношений единиц языка и речи» (Санкт-Петербург, 6 июня, 2005), всероссийской конференции «Язык и методика его преподавания» (Казань, 23-25 июня, 2004), а также на различных меж- и внутривузовских научно-практических конференциях. Проект исследования был удостоен гранта ДААД (Deutscher Akademischer Austauschdienst / Немецкая служба академических обменов).
Структура и основное содержание работы. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Справочную часть работы составляют библиография и два приложения. Список использованной литературы включает более 200 источников, в том числе 40 источников на немецком языке.