Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ / Литературоведение / Русская литература

Нравственно-эстетическое своеобразие и актуальность творчества Лидии Алексеевны Чарской

Диссертация

Автор: Шацкий, Евгений Олегович

Заглавие: Нравственно-эстетическое своеобразие и актуальность творчества Лидии Алексеевны Чарской

Справка об оригинале: Шацкий, Евгений Олегович. Нравственно-эстетическое своеобразие и актуальность творчества Лидии Алексеевны Чарской : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.01.01 / Шацкий Евгений Олегович; [Место защиты: Московский государственный университет имени М.А. Шолохова] - Москва, 2010 - Количество страниц: 179 с. Москва, 2010 179 c. :

Физическое описание: 179 стр.

Выходные данные: Москва, 2010






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
Глава 1 Творчество Л А Чарской и художественная концепция детства в русской литературе начала XX века $ 11 Художественная концепция детства в русской литературе начала XX века $ 12 Творчество Л А Чарской в литературоведении и критике
Глава 2 Нравственно-эстетическая концепция творчества Л А Чарской $ 21 Объективно-исторический и субъективно-биографический аспекты творчества Л А Чарской $ 22 Возрастной и тендерный адрес произведений Л А Чарской

Введение:
JI. А. Чарская (1889 - 1937) - один из самых популярных писателей, работавших для детей в России начала XX века. За 17 лет (с 1901 по 1918 год) ею было написано и издано восемьдесят повестей, двадцать сказок, двести стихов. Книги JI. А. Чарской - неравноценны по своему художественному уровню. Но лучшие произведения принесли писателю уникальную популярность у читателей. К.И.Чуковский привёл в своей статье «Лидия Чарская» данные отчёта одной библиотеки в 1911 году: сочинения Чарской читатели требовали 790 раз, а занявшего второе место Жюля^ Верна - только 232 раза. Педагог и библиограф Н. В. Чехов в 1909 году отмечал, что её сочинения «расходятся в наибольшем количестве экземпляров»1 по сравнению с другими авторами, писавшими для детей. Согласно отчёту комиссии при Московском обществе распространения технических знаний, доложенному на съезде по библиотечному делу в 1911 году, в учебных заведениях дети 9 лет, читали более всего Гоголя (34 %), затем Пушкина (23 %), на третьем месте Чарскую (21 %)." Педагог З.И.Масловская в статье «Наши дети и наши педагоги», опубликованной в том же году в журнале «Русская школа», отметила, что в 8-ми женских гимназиях в 1-4 классах в сочинении «Любимая книга», девочки почти единогласно указывали на сочинения Л.А.Чарской. Ф. Соллогуб в 1926 году писал: «На всем протяжении русской детской литературы (а может, и всемирной) не было о писателя, столь популярного среди подростков, как Л. Чарская». В том же году руководитель внешкольного отдела Наркомата Просвещения
H.К.Крупская констатировала: «Дети зачитываются Чарской».4 В 1933 году
I. Детская литература / Сост. Н. В. Чехов. - М.: Польза, 1909. - С. 141
2. В. Комарницкий. J1. А. Чарская, как детская писательница. - Варшава, [1915]. - С. 2-3
3. Е. Путилова. Ф. К. Соллогуб и JT. Чарская // Русская литература. - 1995. - № 5. - С. 162
4. Н. К. Крупская. Выступление в прениях по докладу библиотечного отдела на заседании президиума Главполитпросвета (Из протокола) // Н. К. Крупская. О библиотечном деле. Т.2. - М.: Книга, 1983.-С. 51 она же, как негативный факт, отметила, что «сильно развито «подпольное» чтение таких книг, как Майн Рид, Чарская».'
Произведения JL А. Чарской уже почти сто лет вызывают споры критиков и литературоведов. В разные времена имели место нередко противоположные трактовки и оценки её творчества. Нравственная и эстетическая позиция писателя рассматривалась как резко критически, так и позитивно. Рассмотрим некоторые типичные оценки. К. И. Чуковский в 1912 году, в связи с анализом творчества JI. А. Чарской, утверждал: «здесь так полно и богато представлены (.) фарисейство, ханжество, филистерство»." Известный литературовед, автор учебника «История русской детской литературы», вышедшего в 1948 году и закономерно пользовавшегося авторитетом, А. П. Бабушкина отмечала, говоря об упадке и безыдейности буржуазно-дворянской литературы: «дешёвое люрализирование о добре и зле, о геройстве, о благородстве — всё это в занимательных, но мало художественных повестях Чарской как ядом отравляло душу читателя»? Заметим; разные авторы представляют разные аспекты изучения литературного процесса: К. И. Чуковский — литературная критика, А. П. Бабушкина - учебная литература. Но и тот, и другой авторы считают, что нравственное воздействие произведений JL А. Чарской было негативным. Известный литературный критик Е. О. Путилова в 1989 году утверждала: «Чарская была убеждена, что добро, терпение, справедливость обладают огромной силой, с их помощью люди совершенно меняются (если речь не идёт об отъявленных негодяях), от них уходит всё то, что мешает им жить, калечит их души».4 Литературовед С. С. Никоненко в 1994 году:
Н. К. Крупская. А. М. Горькому // Н. К. Крупская. О библиотечном деле. Т. 3. - М.: Книга, 1984.-С. 384
2. К.И. Чуковский. Собрание сочинений в б томах. Т. 6. - С. 158
3. А. П. Бабушкина. История русской детской литературы. - М.: Учпедгиз, 1948. - С. 444
4. Е. О. Путилова. О забытых именах или о "феномене" Чарской // О литературе для детей. Вып. 32. - Л.: Детгиз, 1989. - С. 87
Все лучшие душевные свойства Чарской, которые и побуждали её писать для детей и о детях: уважение к личности ребенка, стремление уберечь ребенка от зла, воспитать в нем доброту, отзывчивость, человечность, веру в светлое начало в мире»}
Из приведённого очевидно: различные специалисты руководствовались в своей оценке «тем условием достоинства художественного произведения, без которого художественное произведение не производит действия, -искренностью».2 В зависимости от того, как литературоведы оценивали искренность JI. А. Чарской, они делали свой вывод о нравственном значении анализируемых произведений. Если JL А. Чарская неискренна, то её произведения оказывают отрицательное нравственное воздействие на душу читателя - учат лицемерию, неверию в то доброе, которое художник защищает. Если же писатель искренен, то и его произведения несут положительный нравственный заряд в сердце читателя, заражают добрыми чувствами. Это одна позиция. Но приведённые мысли литературоведов, писателей и преподавателя литературы, автора учебника для студентов А.И.Бабушкиной дают возможность обратить внимание и на то, чем обусловлены их заключения. Начало XX века — эпоха, когда воспитанию ребёнка придавали особое значение. Ребёнок считался символом обновления, начала нового мира. Исследователи, критически относящиеся к старому миру, полагали, что нельзя искренне защищать его ценности.
Начало XX и начало XXI века имеют многие сходные черты: переломный период, смена общественной парадигмы и, как следствие, поиск новых и неизменных вечных ценностей, что проявилось и в распространении новых критериев жизни, идеалов в жизнедеятельности подрастающих поколений. Резко изменились позиции в сфере издательской деятельности, в оценке
1. С. С. Никоненко. Волшебные сказки Лидии Чарской // JI. А. Чарская. Волшебная сказка. - М.: Пресса, 1994. - С. 6
2. JI. Н. Толстой. Об искусстве // JI. Н. Толстой. Собрание сочинений. Т. 15. - М.: Художественная литература, 1964. - С. 248-249 классического наследия в художественном творчестве. Как обоснованно отмечает исследователь прозы М. А. Шолохова, Н. Д. Котовчихина: XX век до предела обострил «социальные, национальные и религиозные противоречия».' Резко обострились конфликты между взрослыми и детьми. Б. Зайцев вспоминал о литературных спорах начала века: «главное задор. Он являлся непроизвольно из ощущения, что говоришь о новом, спорном, что одни тебе будут яростно рукоплескать, другие свистать. Старшие ужасались, молодёжь (особенно юноши в красных галстуках) ликовала»." Всё это ставит особо сложные задачи перед писателями, работавшими для детей и юношества. Сегодня, как никогда прежде, важно помочь отцам и детям найти- взаимопонимание. Дисгармонию между «миром взрослых»3 и миром детей видят современные детские писатели. Закономерно, что > задача создания литературы для семейного чтения стала государственной. Так, и в 1909 году педагогическая академия России выпустила монументальный труд «Детская литература», где утверждались сохраняющие актуальность тезисы, касающиеся семейного чтения: «любовь к детям прежде всего требует от' нас, чтобы мы научились их понимать» и что «нельзя руководить другим человеком, не зная, куда? его ведёшь».4 Очевидно, что цитируемый исследователь стремился включить в обзор тех авторов, которые умели понимать душу человека растущего. Среди них была и JI.' А. Чарская.
Подчеркнём: сама JI. А. Чарская»' полагала своей целью нравственное воспитание: «Вызвать добрые чувства в юных читателях, поддерживать их интерес к окружающему, будить любовь к добру и правде, сострадание
1. II. Д. Котовчихина. Эпическая проза М. А. Шолохова в русском литературном процессе XX века. - М.: Таганка, 2004. - С. 42
2. Цит. по Г. Кузнецова. Яростная лира красных времён // Читающая Москва. - 2008. -24-31 декабря.-С. 6
3. Здесь делается детская литература.: Стенограммы заседаний Клуба детских писателей в ЦГДБ имени А. П. Гайдара. - М.: ФАИР, 2009. - С. 37
4. Детская литература / Сост. Н. В. Чехов. - М.: Польза, 1909. - С. X к бедным, священное плетя любви к родине».' Её нравственные приоритеты имеют систему: доброта, искренность, сострадание, патриотизм. Писатель верит в то, что все эти и другие им подобные качества уже присутствуют в душе ребёнка. Но их надо пробудить и развивать.
Характерно, что JI. А. Чарская утверждала в начале XX века то, что крайне актуально и для нынешнего времени при определении возможностей художественной литературы, развитии субъекта чтения. В частности, концепцию диалогического общения - непременное условие воспитания. Читаем у JI. А. Чарской: «Этика души ребенка - это целая наука, целая поэма и целое откровение. К ней надо подступать нежно, чуть слышно.» «С самого раннего детства, как некогда древние эллины демонстрировали культ красоты тела человека, так мы должны воспитывать его душу, пробуждать в нем все гордое, человеческое, прекрасное, к чему он, как к солнцу, должен стремиться шаг за шагом, каждым фибром своего существа»? Задачи, которые решала JI. А. Чарская, весьма актуальны и для нашего времени, как для практических позиций гуманизации общества, так, несомненно, и для гуманитарных наук нашего времени. В особой мере они значимы для эстетики, теории художественной деятельности, культурологии, литературоведения.
В наше время объективно предопределено то, что в центре названных гуманитарных наук, их главным предметом и целью выступает именно человек в его максимальном самопроявлении. Характерно, в рассматриваемом аспекте, определение функций искусства, например, эстетиком Ю. Б. Боревым в работе «Эстетика». 'Он подчеркивает воспитательно-формирующее воздействие искусства на растущего человека, на его развитие, как личности. Произведение искусства влияет на него не
1. J1. И. Чарская. Для чего я пишу // Задушевное слово ( для старшего возраста). - 1911.-№ 48. - С. 757
2. JI. И. Чарская. Профанация стыда. - Спб.-М.: Тов-во М. О. Вольф, [1909].— С. 8 дидактическим нравоучительством, а своими эстетическими свойствами, предопределёнными самой природой художественного творчества, через раскрытие и утверждение эстетического идеала. Эта мысль известна со времён Аристотеля. Он писал о том, что произведения искусства способны «оказывать воздействие на нравственную сторону души», что они «действуют возбуждающим образом на душу и приносят как бы исцеление и очищение»} Эта мысль проходит как доминанта в отечественной эстетике уже не одно столетие. Подчеркнём, что в фундаментальном исследовании JI.
H. Толстого, в трактате «Что такое искусство?», он доказывал, что «произведение искусства имеет целью заражение людей тем чувством, которое испытал художник». «Оценка достоинства искусства, то есть чувств, которые оно передает, зависит от понимания людьми смысла жизни, от того, в чем они видят благо и в чем зло жизни». «Искусство должно сделать то, чтобы чувства братства и любви к ближним, доступные теперь только лучшим людям общества, стали привычными чувствами, инстинктом всех людей. Вызывая в людях, при воображаемых условиях, чувства братства и любви, религиозное искусство приучит людей в действительности, при тех Dice условиях, испытывать те же чувства, проложит в душах людей те рельсы, по которым естественно пойдут поступки жизни людей, воспитанных искусством».4 Воздействие искусства направлено на социализацию личности и утверждение её самоценного значения — эта идея господствовала в эстетике и педагогике, в социологии начала XX века. Особенно важно помнить о воспитательной цели искусства, когда речь идёт о произведениях, предназначенных детям и юношеству, доказывал П. П. Блонский: «Если писатель взволновал душу юноши и дал
I. Аристотель. Политика// Аристотель. Сочинения. Т. 4. -М.: Мысль, 1984. - С. 638, 642
2. JI. Н. Толстой. Что такое искусство // JI. Н. Толстой. Собрание сочинений. Т. 15. - М.: Художественная литература, 1964. - С. 138
3. Там же. - С. 89
4. Там же.-С. 89, 137, 230 этой душе нужные ответы, если через кннгу эта душа слилась с общечеловеческой душой - всё достигнуто»}
Полагаю, что ныне для литературоведения весьма актуален подход психологов-акмеблогов к трактовке ценностных критериев искусства, сближающий взгляды JI. Н. Толстого, раскрытые в трактате «Что такое искусство?» и современный, психологический подход в трактовке жизнеутверждающей силы произведений художественного творчества. Приведём здесь позицию современной акмеологии: «Действуя на уровне духовно-эстетического осмысления бытия, раскрывая законы всего сущего, искусство призвано и способно созидать Человека, творить его истинно человеческие качества»? Человечность по определению подразумевает братство всех людей, слияние с общечеловеческой душой. Но и в наше время остаётся» актуальной'мысль В. Г. Белинского: «Кто не принадлежит своему отечеству, тот, не принадлежит и человечеству».3 Отечественный акмеолог Т. А. Полозова'' выделяет такие эстетико-национальные качества, присущие россиянину, как. духовно-эстетическая атмосфера, поиска: психологическая внешняя и внутренняя атмосфера активных духовно-центрированных социокультурных чувств, мыслей, действий; системная открытость мира и принятие, самодеятельное взаимодействие с миром в позиции граждански активной созидательной деятельности, в позиции эстетического отношения к Миру. Акмеологи обоснованно связывают эти качества с Соборностью.1 Перед Россией стоит задача построения гуманистического гражданского <? общества, обладающего качеством Соборности. Стратегический стержень решения этой задачи - сохранение, возрождение, развитие российской духовности, эстетико-ментальных качеств отечественной культуры, науки, искусства: Образованию и- саморазвитию
1. Революция - искусство - дети. - М.: Просвещение, 1966. - С. 110
2. Т. А. Полозова. Акмеологические основы духовно-эстетического развития человека. -М.: РАГС, 2007.-С. 139
3. В. Г. Белинский. Полное собрание сочинений. Т. 4. - М.: Изд-во АН СССР, 1954. - С. 88 человека в этом процессе жизнь отводит ведущую роль. Понятна необходимость целенаправленного постоянного активного эстетикосистемного воздействия искусства, отечественной культуры на субъектность, неповторимую индивидуальность растущего, саморазвивающегося человека. Только этим путём возможно решить проблему падения нравов населения России, забвение духовных устоев и гражданских качеств, прежде всего, «у молодёжи и юношества».1
Наше исследование, концептуально и в конкретных выводах подтверждает ценность и актуальность того, что, как мы утверждаем, было свойственно эстетике художественного творчества JI. И. Чарской. Доминанта её взгляда на искусство - идея служить духовно-нравственному и патриотическому воспитанию. Героям и героиням JI. А. Чарской присущ духовный поиск. Например, персонаж повести «За что?» Лидия Воронская прошла нелёгкий путь от эгоизма к самоотречению. Присущи героям Чарской и активные духовно-центрированные социокультурные чувства, мысли и действия. Персонаж повести «Княжна Джаваха» Нина Джаваха сумела сохранить верность себе, собственному пониманию чести и совести в противостоянии и с горными разбойниками, и со школьным начальством, и с коллективом своих сверстниц.
Мысль о том, что в эстетической природе художественного творчества «заложена» воспитательная функция искусства доказывается в конкретном анализе произведений различных художников слова у Т. Д. Полозовой. Ею доказано взаимопроникновение и неделимость эстетического и духовно-нравственного критериев. Вот, например, вывод в книге «Открытие мира»: «Эстетическое наслаждение искусством нравственно содержательно. От того, в чём человек находит удовлетворение, какие стихи, картины, спектакли, романы, повести и рассказы его привлекают и чем радуют, - от
1. Т. А. Полозова. Акмеологические основы духовно-эстетического развития человека. -М.-.РАГС, 2007.-С. 141 этого прямо зависит форлшрование нравственности»1. Мы согласны с этим заключением. Из этого рассуждения следует вывод, что искусство одновременно: а) и самовыражение; б) и ответ на то, что дорого творцу, что он стремится возвеличить, утвердить, и увлечь этим другого (других) — своих читателей, зрителей. Не случайно Т. Д. Полозова часто обращает внимание своего читателя на идею JL Н. Толстого о «заразительной» значимости произведений художественного творчества.
Актуальна для данного исследования и мысль о невозможности воспитания человека искусством вне его эстетической восприимчивости. Воспитание искусством включает эмоционально-эстетическую реакцию: оно привлекает и радует человека. Следовательно, «воспитательную, преобразующую и познавательную функции искусства разделить невозможно, да и не нужно». «Нравственная, познавательная, идеологическая функции искусства реализуются, в присущей ему художественной форме, только через конкретно-чувственную образную форму»Чтобы изучить, понять, как эта функция реализуется в произведениях конкретного писателя, следует видеть, из чего складывается, чем предопределяется эстетическое восприятие произведения: умением читателей «понять его контекст, эстетический идеал автора и неповторимость выражения нравственных, патриотических идей в системе данного произведения, характеризующих творчество именно этого писателя». С этих позиций мы рассматриваем своеобразие творчества Л. И. Чарской, что и стало основанием определения как темы нашего диссертационного исследования, так и её концепции. Сказанным определяется и метод анализа творчества художника слова — эстетико-функциональный анализ произведений Л. И. Чарской.
1. Т. Д. Полозова. Открытие мира. - М.: Просвещение, 1979. - С. 18
2. Там же. - С. 23
3. Там же. - С. 62
Творчество JI. И. Чарской уже привлекало внимание исследователей и в жанре диссертаций. 1) А. С. Матвеева «Стиль сказочной прозы Лидии Чарской» (2004; МГОПУ), 2) Н. С. Агафонова «Проза А. Вербицкой и Л. Чарской как явление массовой литературы» (2005; Иваново). Исследование А. С. Матвеевой ограничено в своих задачах: «в рамках данной диссертационной работы не представляется возможным изучить все произведения Лидии Чарской, все жанры, осветить все проблемы, связанные с творческим наследием. Мы обращаемся к литературной сказке».1 Итак, диссертант утверждает: вопросы, не связанные с жанром литературной сказки, остаются за рамками её исследования. В нашем исследовании мы используем образцы произведений во всех жанрах, в которых работала Л. А. Чарская. Подчеркнём: не все они занимали одинаковое место в творчестве писателя. В литературу Л. А. Чарская вошла, как прозаик, автор множества повестей: «школьных», приключенческих, исторических. Второстепенное место в её творчестве занимали стихи, как правило, слабые в литературном отношении. Закономерно, что большинство стихов писательницы «не перепечатывалось»." Свой вклад внесла Л. А. Чарская в развитие русской литературной сказки. Наконец, Л. А. Чарская писала публицистические статьи для взрослого читателя: «Профанация стыда» (1909), «Для чего я пишу» (1911). Мы отстаиваем единство нравственно-эстетической концепции, выраженной во всей совокупности произведений Л. А. Чарской.
Исследование Н. С. Агафоновой дало основания для введения жанрового определения «девичья повесть». Повести рассматриваются автором работы
1. А. С. Матвеева. Стиль сказочной прозы Лидии Чарской: Дисс. канд. филол. наук: 10.01.01. - М.: Московский педагогический государственный университет, 2004. — С. 18
2. Е. О. Путилова. J1. Чарская (JI. А. Чурилова) // Русская поэзия детям. - Л.: Советский писатель, 1989.-С. 717
3. Н. С. Агафонова. Проза А. Вербицкой и Л. Чарской как явление массовой литературы: Дисс. канд. филол. наук : 10.01.01. - Иваново, 2005. - С. 11 как гендерно ориентированные тексты «массовой культуры»} С этой точки зрения анализируется, в частности, и нравственная проблематика произведений.
Во-первых, Агафонова Н. С. связывает нравственную составляющую повестей J1. И. Чарской только с их принадлежностью к массовой литературе: «в массовой литературе конечные ценности безусловны — ив этом мире никто не задаётся вопросом, что такое добро, свобода и т. п. (.) звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас ощущаются как императивы»." Анализируя произведения JI. И. Чарской, мы пришли к выводу, что содержание нравственных конфликтов в произведениях JI. И. Чарской не исчерпывается той трактовкой, которая дана в рассматриваемой диссертации. Не бесспорно и не однозначно, с признанием лишь своей правоты у каждой из сторон показаны конфликты личности и коллектива в «Княжне Джавахе», «Люде Влассовской», воспитательницы и воспитанницы в «Приютках», «Белых пелеринках».
Во-вторых, при анализе поведения персонажа Н. С. Агафонова учитывает тендерную роль. Исследователь полагает доминантой женского сценария поведения у Л. А. Чарской «пассивность», «кротость». Согласно нашим наблюдениям, ни одна из главных героинь Чарской не пассивна. Они самостоятельны в действиях и суждениях, не боятся вступать в конфликты в соответствии с собственными представлениями о совести и справедливости. В тендерных отношениях между героями лидерами нередко оказываются девушки, например, Нина Джаваха в отношениях с Юлико («Княжна Джаваха»), Нади Дуровой с Юзефом («Смелая жизнь»). Н. С. Агафонова постулирует следующее отличие повести Л. И. Чарской от женского романа:
1. Н. С. Агафонова. Проза А. Вербицкой и Л. Чарской как явление массовой литературы: Дисс. канд. филол. наук: 10.01.01. - С. 13
2. Там же. — С. 9
3. Там же.-С. 119-120
Но, в отличие от женского романа, «девичья» повесть включает в себя также мотивы и оценки религиозной литературы, отчего базовые модели и образы получают особую трактовку».' Мы разделяем такую характеристику мотивов и оценок в творчестве JI. И. Чарской.
В целом, цитируемый автор критически относится к нравственной позиции Чарской: «Чарская всегда удивительно прекраснодушным образом находит оправдание для жестокого персонажа, утверждая, что, оказывается, перед нами неплохой, в принципе, человек»? На наш взгляд, плохих людей, для которых вообще нет оправданий, не существует. Есть люди, ожесточенные жизнью, люди, плохо воспитанные, но нет людей неисправимых, людей безнадёжных. JL И. Чарская следовала евангельской морали: «кто же скажет брату своему; "рака" (пустой человек), о подлежит синедриону».
Иная точка зрения у Н. С. Агафоновой в её работе. Исследователь, исходя из субъективных представлений, полагает, что JI. А. Чарская направляет своих читательниц по ложному, опасному жизненному пути, считая, что «видеть даже в самом большом злодее страдающую душу, всё вытерпеть от него, дожидаясь пока он размягчится и станет человеком»,4 достойнее, чем распознать злого человека и, не вызывая, огня на себя, аккуратно дистанцироваться от него. С этим заключением, как мы полагаем, неверно было бы согласиться. По нашему мнению, неправомерно ставить знак равенства между достойным поведением и безопасным путём в жизни. Путь веры в Человека, любви к человеку может быть небезопасным. Но он, на наш взгляд, достойнее, чем путь дистанцирования от человека, вызвавшего к себе неодобрительное или даже явно отрицательное отношение. Каждый из
1. Н. С. Агафонова. Проза А. Вербицкой и JI. Чарской. - С. 135-136
2. Там же.-С. 108
3. Мтф. 5:22
4. Н. С. Агафонова. Проза А. Вербицкой и J1. Чарской. - С. 119 людей, ответственен не только за себя лично, но и за другого, себе подобного, хотя, конечно, любить, беречь, ценить, беречь только себя единственного проще.
Причину подобной позиции Чарской, Н. С. Агафонова обоснованно видит в «православной трактовке»! писателем традиционных сказочных структур. Именно вследствие православной позиции писателя, в её произведениях «явные злодеи (.) благоденствуют в конце наряду с положительными
2 тт героями, последние их прощают». У JI. А. Чарской православная мораль «пронизывает и определяет все поступки героев». Эту позицию признают, солидаризируются с ней и другие исследователи творчества JI. А. Чарской. Вот, к примеру, взгляд старшего преподавателя кафедры культурологи ИППК при МГУ им. М. В. Ломоносова, члена СП России Е. И. Трофимовой: «Христианство у Чарской перенесено в бытовую, частную сферу».4 И.Ерёмина отмечает, что Л. А. Чарская «естественно, как дышит, думает и говорит на усвоенном с детства языке христианской морали, просто не знает другого языка».5 Е. Полонская пишет о евангельской притче как о «прародителе» повестей' Л. А. Чарской.6 Мы согласны с Н. С. Агафоновой в том, что повести Чарской имеют православную направленность. Справедливо, что разобранный Н. С. Агафоновой мотив повестей - «доброе отношение даже к жестоким людям — это православный мотив. Он актуален и для нашего времени.
Названные диссертационные исследования не1 были задуманы как обобщающий анализ и оценка всего творчества Л. А. Чарской. Естественно,
1. Н. С. Агафонова. Проза А. Вербицкой и J1. Чарской. - С. 120
2. Там же.-С. 121
3. Там же.-С. 121-122
4. Е. Трофимова. И булавки чужой не взять // Литературная газета. - 2008. - № 46. - С. 1
5. И. Ерёмина. [Б. н.] // Три слезинки королевны. Сказки Лидии Чарской. - М., 1993. - С. 65
6. Е. Полонская. Та самая Чарская. // Нева. - 1996. - № 12. - С. 230 что и данные в них характеристики не претендуют на исчерпанность. Мы исходим из понимания того, что JI. А. Чарская рассматривает в своих произведениях нравственные проблемы, вопросы, учитывая разные пути их решения, не задаваясь целью дать навсегда верный совет. Очевидно, что предлагаемые JI. А. Чарской пути решения разных нравственных проблем целесообразно рассматривать с учётом и времени, и стилистики писателя, и его жизни более внимательно с учётом церковно-нравственной позиции и эстетического сознания художника. Такой подход к творчеству JI. А. Чарской мы и пытаемся осуществить в нашем диссертационном исследовании.
Теоретической основой настоящего исследования стали работы JI. Н. Толстого, В. В. Розанова, М. М. Бахтина, Н. И. Неженца, Ю. Б. Борева, В. И. Воронова, Н. М. Федя, Л. А. Смирновой, А. Г. Соколова, Л. А. Колобаевой, М. Б. Храпченко и других исследователей. Проблема концепции детства разрабатывалась в трудах Л. Н. Савиной, Л. В. Долженко, Т. Д. Полозовой, Н. А. Дворяшиной, И. Н. Арзамасцевой и других эстетиков «и литературоведов.
Цель диссертации — Представить нравственно-эстетическое своеобразие творчества Л. А. Чарской, его актуальность как значимого явления современной художественной культуры. Основные задачи исследования.
1. Раскрыть авторскую эстетико-нравственную позицию Л. А. Чарской, предопределяющую эстетическую, нравственную и социальную актуальность её творчества.
2. Проанализировать творчество Л. А. Чарской и его оценки в литературоведении, с учётом общего литературного процесса начала 20 века!и особенностей исторического периода.
3. Показать тендерное и возрастное своеобразие современных изданий произведений Л. А. Чарской с учётом особенностей эстетических отношений к действительности их адресата и особенностей нравственно-духовной жизни в наше время.
В конце XX - начале XXI вв. в России значительно выросло количество православных семей, около 8 % россиян «регулярно посещает церкви»}
Между тем, современной литературы для этой читательской аудитории недостаточно. Закономерно возрастает роль переизданий «классической литературы проишого»2 и специально ориентированной на православную семью. В 1990-2000-е годы издательства массовыми тиражами переиздают сочинения JI. В. Чарской. Издательство Прихода храма сошествия Святаго Духа выпустило полное собрание сочинений писательницы. В библиотеках «Чарскую читают постоянно. Особенно дети» (из беседы диссертанта с библиотекарем приходской библиотеки храма иконы Богоматери Скоропослушницы). Очевидно, что в этой ситуации значимы вопросы актуальности и конкретной оценки творчества JL А. Чарской, хотя они не единственный источник решения современных задач воспитания духовности, эстетического и нравственного развития человека' растущего. Книги православных писателей, например, Ю. Н. Вознесенской, Н. Зерваса - по выражению первого из названных (из беседы диссертанта с Ю. Н. Вознесенской) «прорвались на светский рынок». Но их немного.
Объект исследования — творчество Л. И. Чарской.
Предмет исследования - авторская эстетико-нравственная позиция Л. И. Чарской.
Теоретическая значимость. Впервые в жанре диссертации рассматривается, как целостное эстетико-нравственное единство, творчество Л. А. Чарской с позиции признания своеобразия её нравственно-эстетической концепции, предопределяющей современную социальную, эстетическую,
1. Левада-Центр, 2007 http://www.levada.ru/religion.html
2. Состояние и проблемы детско-юношеского чтения: Материалы исследования подготовленные Московским государственным университетом Печати, Научно-исследовательским Центром чтения и современного рынка печати // Найди свою книгу: [Программа поддержки и пропаганды чтения в г. Москве: сборник]. - М. : Голден-Би, 2008.-С. 27 духовную актуальность её произведений. Практическая значимость результатов исследования:
1) Диссертация может быть использована, при построении, изучении преподавания курсов «Русская литература XX века» и «Русская литература для детей и юношества».
2) В литературоведении, в литературной критике при исследовании проблем стилистики и социальной ценности произведений художественной литературы, при определении ценности нравственно-функционального анализа произведений художественной литературы.
3) В издательской деятельности при определении возрастной ориентации подготавливаемых к выходу в свет произведений и, следовательно, определении их адресата;
4) В библиотековедении при составлении библиографических изданий, указателей для читателей разных возрастов; при определении рекомендаций, касающихся содержания семейного чтения.
5) В деятельности, направленной на активизацию нравственно и эстетически созидательной деятельности телевидения, радио и других средств массовых коммуникаций.
Положения, выносимые на защиту:
1. Неравнозначная оценка воспитательного значения произведений Л.А.Чарской литературоведами и педагогами была связана с неустановленностью нравственно-эстетических оценок, общеисторическими и культурными особенностями эпохи. Традиционализм нравственно-эстетической концепции Л.А.Чарской вступил в противоречие с кризисом многих традиционных представлений, с изменениями в общественном сознании. В оценке творчества писательницы заметны два направления. Одни исследователи негативно оценивали творчество писательницы как консервативное, охранительное, идейно устаревшее. Другие авторы видели в творчестве Л. А. Чарской продвижение вечных, неизменных ценностей: человечности, любви, Соборности, патриотизма, семьи.
2. Л. А. Чарская защищает в своих произведениях вневременную мораль, значимую для утверждения идей взаимопонимания людей, их гуманизации и-для индивидуального интенсивного акме-развития каждого человека в течение всей его жизни: как осознанного и инстинктивного движения к своему личному акме, проявляющему в движении природой-заложенные в человеке позитивные потенции и приобретаемые им в процессе своего индивидуального общественного опыта. Этот активный и плодотворный процесс развития субъекта своей личной судьбы и остро заинтересованно относящегося к жизни других людей стимулирует гуманистически добродетельное искусство. Такие возможности мы видим и раскрываем, анализируя творчество Л. А. Чарской.
3. Предлагая чтение произведений Л. А. Чарской, есть основание сознательно ориентироваться' на читателей-девочек. Писательница касается тендерной проблематики: роли женщины в обществе, особенностей женского характера. Её текст рассчитан на наиболее эмоционально-восприимчивых читателей.
Чтение произведений^ Л. А. Чарской ценно* и для мальчиков. Увидеть t самостоятельность, самосовершенствование девочек-подростков означает способствовать нравственному сближению, взаимоуважению растущих людей в их движении к самому себе.
4. Повести Л. А. Чарской продуктивны в семейном чтении, для общения, взаимопонимания разных поколений, укрепления их нравственной, духовной связи. Читая повести, Л. А. Чарской, воспитатели, учителя, родители больше узнают о ребенке: его внутреннем, мире; нравственных побуждениях, устремлениях. Чтение книг Л. А. Чарской.дает повод и базис для серьезного диалога о человеколюбии; нравственных проблемах.
Структура диссертационной работы: