Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ / Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура

Иконопись Мстеры: история, структура промысла, художественные особенности

Диссертация

Автор: Баранов, Виктор Вячеславович

Заглавие: Иконопись Мстеры: история, структура промысла, художественные особенности

Справка об оригинале: Баранов, Виктор Вячеславович. Иконопись Мстеры: история, структура промысла, художественные особенности : диссертация ... кандидата искусствоведения : 17.00.04 / Баранов Виктор Вячеславович; [Место защиты: Московский государственный художественно-промышленный университет] Москва, 2008 259 c. :

Физическое описание: 259 стр.

Выходные данные: Москва, 2008






Содержание:

Введение 3
Глава 1 Историография 19
Глава 2 Ранняя история Богоявленской слободы Мстёры Старообрядчество и его роль в жизни села 63
Глава 3 Истоки и развитие иконного дела Мстёры до середины XIX в 82
Глава 4 Развитие и особенности иконописного промысла Мстёры во второй половине XIX-начале XX в 101
Глава 5 Производство «расхожих» икон в Мстёре 117
Глава 6 «Старинная» иконопись Мстёры Технико - технологические особенности имитаций и подделок XIX - начала XX в 130
Глава 7 Стилистические признаки и особенности техники письма произведений середины XIX - начала XX в Иконописный стиль Мстёры 163

Введение:
В последнее время наметилось в общих чертах формирование нового раздела в искусствоведческой науке, посвященного отечественному иконописанию Нового времени. В силу исторически сложившихся обстоятельств иконы XVIII — начала XX в. крайне редко в советскую эпоху привлекали внимание учёных - исследователей и любителей древнерусской живописи. В дореволюционную пору как предмет искусствоведческого изучения этот пласт русской художественной культуры также практически не рассматривался. Только с 1980 —х годов появился устойчивый интерес к поздней иконописи, неуклонно возрастает научный потенциал в сфере исследования данного феномена. И это вполне естественно - в истории вообще и в истории искусства в частности не может быть «белых пятен». Каждый самоценный вид художественного творчества, как факт культурной деятельности человека, есть звено общего исторического процесса и его нельзя исключить из сферы научного постижения. Однако «открытие» и первичное осмысление позднего иконописного дела, как самобытного явления, в познании которого появилась живая необходимость, принадлежит историкам и археологам дореволюционного периода. Современные исследователи положили новый этап в научном изучении, а главное, в назревшей реабилитации этого, незаслуженно обойдённого вниманием феномена русского искусства.
Известно, что в истории отечественного иконописания Нового времени, и особенно XIX столетия, пожалуй, самое значительное место принадлежит трём селам Владимирской губернии - Мстёре, Холую и Палеху. Еще академик Н. П. Кондаков (1844 - 1925), будучи не только крупным учёным - медиевистом, но и одним из первых исследователей современного ему иконного дела, отмечал громадную роль «палеховских и мстерских писем» в развитии иконописи ХУП - XIX в.1. Он полагал, что «только предубеждения мешают установить этот факт»2. Позднее известный советский учёный, историк искусства, исследователь народного творчества А. В. Бакушинский (1883-1939), который одним из первых подверг стилистическому анализу иконописное искусство Палеха и Мстёры, подчёркивал: «Ныне значение изучения поздней иконописи и её развития с начала XVIII века всё более становится очевидным.»3. Однако полноценное воплощение данная мысль получила лишь к концу XX столетия.
Насколько грандиозной по своим масштабам была иконная «промышленность» трёх указанных центров, можно видеть из материалов статистических отчётов середины — второй половины XIX в. по Владимирскому краю. В них мы находим поражающую воображение количественную оценку «суздальского» иконного промысла. В частности, в одном только Холуе к середине XIX в. выполняли более 1,5 млн. икон в год. Близкими количественными показателями к концу того же столетия было отмечено иконописное дело Палеха и Мстёры.
Однако при взгляде на художественную сторону рассматриваемого явления картина складывается довольно неоднозначная. С этой точки зрения исторически укоренилось в целом пренебрежительное отношение к поздней иконе, и оно является чрезвычайно инертным состоянием. Не так
1 Кондаков Н. П. Современное положение русской народной иконописи // Памятники древнерусской письменности и искусства. - СПб., 1901.- Т. CXXXIX. - С. 18.
2 Там же. С. 18.
3 Бакушинский А. В. Искусство Палеха. - М. - JL, 1934. - С. 14. давно преобладали иронические ноты в оценке качества «суздальских писем». Степень разработанности на настоящий момент данной темы позволяет дифференцированно подойти к выяснению этого вопроса, опираясь на полученные объективные научные данные.
Немногочисленным пока ещё специалистам, изучающим историю иконописания Нового времени, известно, что в этих трёх сёлах образа писали как дешёвые для социальных низов общества, так и дорогие, искусно выполненные. Один из первых исследователей позднего, современного ему, иконного промысла Д. К. Тренёв писал в своей работе «Иконопись мстёрцев» (1903): «Эти селения представляют собою и поныне почти единственный питомник русской иконописи, откуда поступают и расходятся по всей России, как «расхожие», - худшаго достоинством письма, иконы, служащие удовлетворению религиозной > потребности масс простого русскаго народа, так и лучшия и наиболее ценныя произведения этого рода.»1. Крупномасштабное тиражирование «расхожих» недорогих икон упрощённого письма послужило главным основанием для того, чтобы считать позднюю иконопись в целом ремесленным производством «низкопробного товара». Однако, правомерно это лишь отчасти и не может относиться к виртуозно выполненным дорогим заказным иконам, лучшие образцы которых обладают не меньшими художественными достоинствами, чем многие памятники иконописи, к примеру, XVII века. А наряду с произведениями провинциальных регионов (иконами Сибири, северными «письмами» и др.), прочно вошедшими в научный оборот, даже не самые лучшие работы мастеров Палеха, Мстёры и Холуя с полным правом могут
1 Тренёв Д. К. Иконопись мстёрцев. - М., 1903.-С. 3. считаться памятниками художественного творчества более высокого уровня. По словам академика Н. П. Кондакова «несмотря на крайне тягостные условия, иконопись (этих трёх сёл - В.Б.) остаётся на уровне искусства.»1. Особо учёный выделял искусство Палеха: «.царские мастера (XVII в. — В. Б.) не многим превосходили палеховских иконописцев.» . К этому добавим, что хотя поздняя иконопись достаточно оригинальное явление, опирающееся на древнюю традицию, она в то же время, как и другие виды художественной деятельности в основном социально низовых групп, в немалой степени испытывала влияние современных «больших» стилей: барокко, академизма, эклектики, модерна. А. В. Бакушинский, в частности, подчёркивал: «.поздняя иконопись сохраняет полную органическую связь с древнерусской традицией, . мы наблюдаем в развитии поздней иконописи самостоятельность и характерность стиля»; «.чётко выясняется воздействие на её стиль запросов тех или других социальных групп»; «. может быть поставлен и разрешён вопрос о. социальной значимости поздней иконописи как художественного факта.» .
Открытие и начало изучения древнерусской живописи во второй половине XIX в. как феномена искусства, имеющего собственную историко - художественную ценность, повлияло на возникновение в то время интереса у историков, археологов, художников и просто любителей старины к состоянию современного иконописного дела. Учёную общественность не оставила равнодушной судьба иконного промысла,
1 Кондаков Н. П. Указ. соч. С. 2.
2 Кондаков Н. П. Указ. соч. С. 9.
3 Бакушинский А. В. Указ. соч. С. 14-15. сконцентрированного в глубинке, на древней «суздальской» земле, о котором, как утверждал Н. П. Кондаков, «.знают у нас только по наслышке.»1. На поддержание и развитие современного иконописания были направлены усилия Императорского Московского археологического общества, при активном участии которого возник и начал действовать Высочайше учреждённый Комитет попечительства о русской иконописи (1901).
Однако внимание учёных и всех вовлечённых в процесс изучения средневекового отечественного искусства занимало главным образом древнее художественное наследие. Первичное исследование современного иконного дела получило в то время почти исключительно характер обзорных работ по кустарной «промышленности», либо попросту путевых заметок об интересном ремесле и его мастерах. Голые цифры, отражающие в основном число мастерских в разных центрах и количество выпускаемой «продукции», публиковались в годовых отчётах различных статистических комитетов. На полноценное научное изучение позднего иконописания тогда нельзя было рассчитывать.
Советская эпоха, идеологически отрицающая религиозное искусство, характеризуется положительной тенденцией лишь в деле изучения древнерусской художественной традиции, рассматриваемой как «чистое» творчество вне духовного контекста. Памятники поздней иконописи, научной и художественной ценности которых тогда не придавали значения, попадали в публикации и на выставки совершенно случайно.
К настоящему времени назрела явная необходимость в полноценном изучении иконного дела Нового времени в целом и позднего иконописного промысла Мстёры, Палеха и Холуя в частности. Несмотря на первые
1 Кондаков Н. П. Указ. соч. С. 1. попытки научной систематизации и обобщения сведений об этом явлении, которые воплотились в нескольких монографических, уже опубликованных, исследованиях, данную тему следует считать далёкой даже от начального наполнения.
Интерес к поздней иконописи приобрёл значительную динамику с конца 1980-х годов. На фоне изменения официального курса властей по отношению к Православной Церкви стало возможным крупномасштабное восстановление монастырей и храмов в России. Возникла необходимость ознакомления с естественно сложившимися художественно - иконописными традициями недавнего прошлого. Современное иконописание, которое обрело форму масштабного явления, ориентировано в немалой степени на достижения лучших мастеров дореволюционной поры. В последнее время произведениями поздней иконописи стали активно пополняться частные собрания. Благодаря, главным образом, владельцам таких коллекций иконы Нового времени всё чаще и чаще попадают в научный оборот посредством выставок и научных публикаций.
Стимулируют интерес к памятникам иконописи Нового времени и современные работы реставраторов, которым теперь всё чаще и чаще приходится сталкиваться в своей практике с памятниками XVIII — начала XX в. Практически легализованный антикварный рынок, деятельность закупочных комиссий музеев требуют постоянной экспертизы произведений. Сознательная фальсификация старых икон - явление, порождённое активизацией собирательства древнерусской живописи в XIX столетии. Пробел в науке, связанный с недооценкой позднего иконописания и одной из интереснейшей его составляющей - феномена подделывания произведений - породил немало проблем при экспертизе подлинности икон, которая в современных условиях стала необходимой стороной исследовательской деятельности и требует своего научного структурирования1.
Иконное дело Богоявленской слободы Мстёры оказалось весьма оригинальной частью «суздальского» иконописания (так называли до революции иконный промысел указанных сёл Владимирского края). Несмотря на устоявшееся необоснованное мнение ряда исследователей о единых хронологических рамках и близких формально — эстетических канонах искусства этих трёх центров, мстёрское иконное дело имеет уникальную историю, неповторимые особенности промысла и ни с чем не сравнимое своеобразие художественного стиля. К этому добавим, что именно выходцы из Мстёры (В. П. Гурьянов, М. И. Дикарев, Чириковы, Тюлины, Брягины и др.) составили к началу XX в. плеяду, пожалуй, лучших отечественных мастеров — иконописцев и реставраторов.
Актуальность изучения мстёрского иконного промысла как значительной части позднего отечественного иконописания очевидна. В отличие от Холуя и особенно Палеха дореволюционное искусство Мстёры, которое было в значительной мере пропитано эстетическими предпочтениями староверов, до сих пор не нашло должного отражения в сфере научных поисков. Одной из основных причин такого несправедливого упущения явился негласный запрет на любое проявление старообрядческого менталитета в духовной и культурной сферах жизни
1 Проблемам подобного рода посвящены статьи автора диссертации в сборниках ежегодных научных конференций «Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства» (ГТГ, объединение Магнум Аре): «Об одной существенной составляющей технологии древнерусской живописи» (2003), «Нетрадиционный, актуальный порядок проведения экспертизы икон» (2005), «Некоторые проблемы экспертизы икон на современном этапе» (2006). российского общества, и этот запрет всячески поощрялся официальными властями. Другая причина состоит в том, что крупнейшие мстёрские мастера перебрались к концу XIX в. в Москву, и теперь часть исследователей их представляет как лучших «московских» иконописцев, не учитывая первоначальную географическую и стилистическую обусловленность их творчества. Таким образом, облик иконописной Мстёры последней четверти XIX — начала XX в. размывается и перестаёт представлять собой единое целое. Ещё одно обстоятельство, не повлиявшее на усиление интереса к искусству Мстёры (и Холуя), являет собой яркий пример «роли отдельной личности в истории». Заметная популяризация палехского искусства была связана с тем, что в лице М. В. Нестерова и А. М. Горького нашёл надёжных покровителей один из бывших учеников палехской иконописной школы П. Д. Корин (1892 — 1967), который с 1908 года прочно обосновался в Москве и благодаря своему таланту стал известным художником и одним из крупнейших коллекционеров икон в советское время. Ещё один факт, который отмечали многие исследователи разного времени - это природная скрытность мстёрских мастеров - староверов, которые старались всячески утаить тонкости своей деятельности, прежде всего, из — за конфессиональной замкнутости своего сообщества для внешней среды и из - за сильной конкурентной борьбы среди иконников самой Мстёры. Эта врождённая за многие десятилетия привычка до сих пор остаётся заметной чертой характера многих коренных мстёричей. К слову сказать, данное обстоятельство наряду с другими повлияло на изобретение в XIX веке искусственного языка, не понятного для непосвящённых, на котором общались друг с другом офени и иконописцы.
Разработанность рассматриваемой темы до сих пор остаётся на довольно низком уровне, несмотря на несколько публикаций современных исследователей, напрямую касающихся вопросов изучения иконописного дела Мстёры. Все они довольно ограничены либо хронологическими рамками, либо широтой охвата материала, либо базой используемых источников. Не находит должной корреляции внушительный пласт информации по теме, который можно получить из различного рода публикаций дореволюционной поры, с материалами современных исследований. Представления об иконописной Мстёре до сих пор опираются почти исключительно на более изученную группу памятников конца XIX - начала XX в., среди которых получили наиболее взвешенную оценку работы нескольких прославленных мастеров (В. П. Гурьянова, М. И. Дикарева, И. С. и Г. И. Чириковых). Сведения о ряде других, не менее талантливых иконописцах (Тюлиных, Фомичёвых, Мумриковых, х Цепковых, Сусловых, Янцовых, Кисляковых, Захаровых, Овчинниковых, Клыковых и др.) и их творчество не нашли должного отражения в научных исследованиях. А такие оригинальные виды деятельности мстёрских иконников, как реставрационное дело и так называемая «старинная» иконопись (изготовление имитаций и подделок), вообще специально не изучались.
Целью настоящей работы является попытка воссоздать как можно полнее картину развития иконного дела Мстёры (не претендуя на её абсолютную завершённость) в хронологических пределах его реального существования на основании сведений, почерпнутых из всевозможных письменных источников (включая архивные материалы), результатов новейших исследований, устных преданий, а также фактов, выявленных при экспертизе и реставрации произведений иконописи.
Поставленной цели соответствуют и основные задачи диссертации.
Необходимо, прежде всего, определить истоки и максимально точно локализовать хронологически начальную фазу генезиса мстёрского иконописного промысла, выявить особенности его становления и эволюции на наиболее раннем этапе. В работе необходимо специально остановится на практически неизученном периоде в истории иконного дела Мстёры, который стадиально совпадает с XVIII столетием. Задачей работы является также привлечение малоизвестных к настоящему времени письменных источников и анализ значительной группы памятников для углубленного рассмотрения всех аспектов промысла в фазе его наиболее активного роста с середины XIX до третьего десятилетия XX в. Для решения поставленных задач представляется важным остановиться на более значительных для раскрытия темы диссертации фактах истории самой Богоявленской слободы. Вскрывая особенности мстёрского иконописания как художественного явления, необходимо показать его духовно -эстетическую основу. Важнейшими задачами работы являются также анализ стилистических особенностей произведений мастеров этого центра, определение типологической дифференциации промысла, а также выявление характерных показателей техники и технологии мстёрских икон. Решение этого спектра задач позволяет в свою очередь разработать более точную классификацию иконной «продукции» Богоявленской слободы. Особой актуальностью характеризуется задача рассмотрения такого уникального в своём роде явления, как «старинная» иконопись (изготовление подделок и имитаций), которая являлась составной частью мстёрского иконного промысла. Этому вопросу посвящена отдельная глава диссертации. Отсутствие адекватных представлений об этом феномене породило ряд проблем в современной экспертной практике, на которых необходимо было остановиться отдельно.
В ходе раскрытия темы диссертации пришлось столкнуться с проблемой терминологических дефиниций. Дело в том, что часть понятий, определяющих особенности профессиональной деятельности иконописцев в XIX - начале XX в., а также характеризующих различные виды иконной «продукции» того времени, сформировалась стихийно и до сих пор не подвергалась серьёзной научной оценке. Само собой с целью унификации понятийного аппарата, описывающего исследуемый феномен, возникла задача сопоставления одноимённых терминов, суть которых расходится с их современной интерпретацией. Возникла также необходимость в «расшифровке» некоторых терминов, которые вовсе вышли из современного научного оборота.
Основанием для раскрытия темы диссертации послужили литературные источники, отчёты статистических комитетов, архивные сведения, фотодокументы, а также материалы экспертизы произведений иконописи и результаты реставрационных работ.
Комплексный метод данного диссертационного исследования, при котором используются подтверждённые источниками исторические факты в сочетании с массивом сведений, полученных в результате формально — стилистического анализа, углубленного технико - технологического и реставрационного изучения памятников, представляется единственно правильным для достижения максимально возможной дифференциации и полноты раскрытия заявленной темы на настоящем этапе.
Структура диссертационной работы строится по хронологическому принципу. Такое построение необходимо для воссоздания более объективной картины поступательного развития иконного дела в Мстёре, а также для определения порядка важных, узловых событий, оказавших влияние на характер и особенности этого промысла. Рассмотрение его в историческом плане помогает правильно оценить роль и место традиционного искусства Мстёры в массиве позднего иконописания на разных этапах его существования.
Первая глава посвящена историографии рассмативаемой темы. В ней приведено и проанализировано подавляющее большинство печатных источников от статистических материалов XIX столетия (включая малоизвестные статьи) до работ современных искусствоведов. Все они по характеру и целям исследований были выделены в несколько обособленных групп для выявления качественно более необходимых сведений при работе над содержанием диссертации. В этой главе было необходимо также остановиться на некоторых недочётах ряда публикаций, искажающих истинное представление об особенностях иконного дела Мстёры.
Вторая глава представляет собой анализ архивных и других документальных источников по истории самой Богоявленской слободы Мстёры. Немаловажным было рассмотреть вопрос о возникновении здесь двух монастырей, как культурно - духовного центра, вокруг которого стало формироваться большое поселение. Здесь же приведены сведения, связанные с перестройкой старых соборов и возведением новых церквей. В этой главе проанализированы также факты по истории локализации вотчинных владений князей Ромодановских (первых хозяев слободы), а также общая историческая канва сведений о смене её владельцев. Специально рассмотрен вопрос о появлении староверов в этих местах, а также выделена особая роль старообрядчества в жизни Богоявленской слободы: в развитии торговли, ремёсел, а, главное, в формировании особого характера местного иконного дела.
В третьей главе содержится исследование о возникновении иконописания в Богоявленской слободе Мстёре. На основании анализа и сопоставления исторических фактов предлагается наиболее взвешенная версия о причинах появления и истоках иконного промысла Мстёры, рассматривается его становление до середины XIX в. В этой главе содержится также характеристика стилевых особенностей некоторых произведений мстёрской иконописи XVIII в. в контексте общего процесса эволюции отечественного иконописания того времени.
В четвёртой главе приводится подробный анализ статистических материалов, наиболее адекватно отражающих особенности развития иконного дела в Палехе, Холуе и Мстёре во второй половине XIX -начала XX в. Выявлены исторические сведения, показывающие региональное распространение «продукции» каждого из сёл, а также отмечены изменения соотношений доли каждого из них в общем иконном товарообороте. В этой главе содержится также подробное описание структуры самого промысла, особенностей трудового процесса и системы обучения ремеслу. Дана характеристика различным категориям иконописцев. Приведены сведения о ситуации с традиционным иконописным делом в Москве. Кратко освещен вопрос о состоянии иконного промысла в Мстёре после революции до 1920-х годов.
В пятой главе рассмотрены особенности «производства» недорогих «расхожих» образов, которое в количественном отношении значительно преобладало в позднем иконописании. На основании сведений о закупке досок для икон показаны в общих чертах масштабы данного вида работ. Здесь же дана характеристика самого процесса массового механистичного исполнения дешёвых икон. На основании предложенной И. А. Голышевым классификации «расхожей» иконописи по самым узнаваемым типам, автором диссертации дан доработанный и более чётко систематизированный её вариант.
Шестая глава посвящена такой своеобразной разновидности позднего иконного дела, как подделывание древних произведений. В ней рассматриваются исторические обстоятельства генезиса данного феномена. Показана особая роль старообрядчества в деле сохранения «дониконовых писем» и в процессе становления ремесла иконописцев - «старинщиков». В шестой главе анализируются также различные источники XIX в., в которых раскрываются причины локализации данного ремесла в Богоявленской слободе Мстёре. Здесь приводится также углубленный анализ публикаций (с XVIII в.) по вопросам технологии произведений поздней иконописи. На основании результатов многолетнего изучения автором этих строк дореволюционных иконных «контрафакций» характеризуются всевозможные приёмы создания подделок, а также рассматривается ряд материалов, которые могли использовать в своей работе рядовые мастера, а также «старинщики» того времени. Технико -технологические особенности мстёрской «старинной» иконописи иллюстрируются на примере конкретных произведений. В этой главе приводятся новые данные об истории использования синих пигментов в русском иконописании и об объективных экспертных показателях, полученных в результате аналитической работы автора диссертации, которые являются точными определителями при выявлении дореволюционных подделок.
В седьмой главе рассматриваются вопросы художественного своеобразия иконописи Мстёры. В ней затрагиваются аспекты, характеризующие дорогие, качественные в исполнении, произведения мастеров этого центра. На основании дореволюционных исследований, авторами которых были в основном члены Комитета попечительства о русской иконописи, показаны главенствующие тенденции в общем русле творческих предпочтений мастеров различных московских иконописных «фирм», в которых ретроспективное направление задавали своей работой «суздальские» иконники. Большое внимание уделено в этой главе дифференцированному анализу художественной стилистики качественных произведений иконописцев Мстёры. Рассмотрены различные типы мастерских, специализирующихся на разных видах иконного письма. Выявлены основные стилевые разновидности произведений мстёрских мастеров. Автором диссертации представлен свой вариант их классификации, которая проиллюстрирована конретными примерами. В этой главе дана также развёрнутая характеристика оригинального иконописного стиля Мстёры.
Практическое значение диссертации состоит в том, что изложенные результаты исследования могут быть использованы специалистами не только при изучении истории позднего отечественного иконописания в целом, что, конечно требует своего дальнейшего углубленного анализа, но и для решения проблем, связанных с экспертизой произведений иконописи. Выводы диссертации могут, по мнению автора, стать базовыми критериями в вопросах выяснении подлинности икон, которые находились в дореволюционных собраниях, так как теоретические возможности и арсенал практических приёмов мстёрских иконописцев — «старинщиков», которые были основными исполнителями иконных «контрафакций» того времени, к настоящему моменту довольно подробно исследованы автором этих строк. В диссертации использованы результаты обследования более тысячи поздних икон, преобладающая часть которых представляет собой подделки, имитации, стилизации, копии, различные варианты реставрации. Перспективным представляется также дальнейшее детальное изучение иконного дела других сёл Владимирского края - Палеха и Холуя - в сравнении с обобщённым в диссертации материалом по иконописному промыслу Мстёры. Некоторые факты, изложенные в диссертации, имеют существенное значении при изучении процесса формирования отечественной школы реставрации икон. Материалы данного исследования, по мнению автора, могут быть использованы при создании полноценной картины истории отечественного иконописного искусства Нового времени.