Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ / Языкознание / Германские языки

Английские предлоги: значения и функции

Диссертация

Автор: Рейман, Екатерина Александровна

Заглавие: Английские предлоги: значения и функции

Справка об оригинале: Рейман, Екатерина Александровна. Английские предлоги: значения и функции : диссертация ... доктора филологических наук : 10.02.04 Ленинград, 1984 433 c. : 71 85-10/122

Физическое описание: 433 стр.

Выходные данные: Ленинград, 1984




Стоимость Доставки
500 руб.


Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ЧАСТЬ I ЗНАЧЕНИЯ И ШСОНОМИЯ АНГЛИЙСКИХ ПРЕДЛОГОВ
ГЛАВА I О ЛЕКСИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ ПВДЛОГОВ
ГЛАВА П О ПАРДЦДОГМАТИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИЙ ПРЕДЛОГОВ
ГЛАВА Ш О КЛАССИФИКАЦИИ ПАРАДИГМАТИЧЕСКИХ ЗНАЧЕНИЙ
ПРЕДЛОГОВ
ГЛАВА 1У ЗНАЧЕНИЯ ПРЕДЛОГОВ В ЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ СВЯЗЕЙ
Предлог of
Предлог about
Предлог with
Предлог by
Предлог to
Предлог from
Предлог for
Предлог against
Предлог at
Предлог in
Предлоги into и out of
А Предлог into
Б Предлог out of
Предлог on
Предлог off
Предлог upon
Предлоги over и under
Предлог beneaih
Предлог through
Предлог throughout
Предлоги after и before
Предлоги between И among
Предлог toward(s)
Предлоги round, around
Предлог beyond
глава у значение пвдлогов в темпоральном аспекте связей
глава у1 значение пвдлогов в аспекте локальных связей
глава уп системы парадигматических значений английских пвдлогов
глава уш лексический статус предлогов
часть п семантические функции английских предлогов
глава i предлоги в составе пред ложно-именных групп
глава п предлоги в составе словосочетания
глава ш предлоги в составе предложения
глава 1у роль предлогов в текстооб разовая ии

Введение:
Слова служебных частей речи, к числу которых относятся и предлоги, несмотря на значительную количественную ограниченность по сравнению о неисчислимостью слов знаменательных, играют роль первостепенной важности в организации высказывания. Как отмечает В.Матезиус, в высказывании одновременно имеют место два процесса: процесс выделения некоторых элементов реальной действительности и выражения их с помощью слов данного языка и процесс установления отношений между этими языковыми знаками выделенных элементов действительности, в результате чего создается некое органическое целое - предложение Aiathesius, 97/.
На протяжении многих десятилетий предлоги рассматривались в связи с изучением синтаксических связей слов, а также упоминались или перечислялись в грамматиках в общих классификациях частей речи. Лингвистическая традиция в области английского языка в этом смысле не исключение. В главе LX второй части грамматики современного английского языка Г.Поутсмы, посвященной анализу частей речи в английском языке, предлоги сгруппированы в два. больших класса первичных и вторичных предлогов. Даны списки примеров, иллюстрирующих их употребление. Предлоги определяются автором как слова, которые превращают имена существительные или эквиваленты существительных в адъюнкты. Как части этих комплексов предлоги имеют значение, но оно обычно настолько неопределенно, что не поддается формулировке. Не формулируя его, Г.Поутсма констатирует наличие значения у предлогов about, after, above, down, from, with. Предлоги же of, to, for и by, по его мнению, передают то содержание, которое в других языках выражается флексией, и обладают только структурной функцией /poutsma, 757-796/.
Ту же функцию приписывает предлогу Е.Крейзинга. Он также констатирует обычное отсутствие какого-либо значения у предлогов, предназначенных лишь для выполнения грамматических функций. Анализируя различные грамматические структуры, автор делает отдельные замечания по поводу некоторых предлогов, имеющихся в их составе. В частности, отмечается использование предлогов по аналогии. Например, произвольное, по мнению Крейзинги, употребление предлогов at и in с названиями городов и населенных пунктов /Krui singa,379 и др./.
В монографии Г.Кёрма о частях речи в главе У1, посвященной предлогам, они рассматриваются только как выразители структурных отношений глагольно-именного словосочетания. Предлог образует с именем грамматическое единство, предложный член словосочетания. Отмечается, что связь предложного оборота с глаголом может быть более тесной, тогда глагол становится как бы сложным переходным глаголом, и все предложение может быть трансформировано из структуры действительного залога в структуру страдательного залога. Если же связь предлога с именной частью словосочетания сильнее, то глагол остается непереходным, и упомянутая трансформация невозможна / Curme,89 /. Аналогично рассуждает о глаголах и предлогах в своей грамматике Дж.Джэггер / jagger, 19V*
В грамматике английского языка О.Есперсена глава ХШ третьей части посвящена исследованию сочетаний глаголов с прямым и предложным дополнением. В последнем случае, считает автор, можно сказать, что дополнением управляет весь комплекс, состоящий из глагола и предлога. Автор весьма неопределенно говорит о том, что значение обеих глагольных структур иногда идентично или почти идентично, а иногда существует заметное различие. Он не формулирует этого различия, лишь отмечая, что полное исследование этого вопроса заняло бы отдельный том. Что касается значения предлогов, читателю предлагается обратиться к словарям, хотя далее все же даются некоторые комментарии в отношении отдельных глаголов и предлогов, с которыми эти глаголы употребляются. Соответственно, глава делится на разделы с подразделами. В этом делении нет строгой последовательности: первый раздел разбит на подразделы по предлогам, а второй раздел - по глаголам. Описание материала внутри разделов и подразделов, независимо от того, назван ли раздел или подраздел по предлогу или по глаголу, начинается то с глаголов, то с предлогов (упоминаются предлоги about, against, at, for, from, into, in, of, on, over, to, upon, with). В итоге читатель получает лишь пеструю и несистематизированную сумму случайных сведений, тем более, что значения глаголов и употребляющихся с ними предлогов лишь иногда формулируются, чаще же лишь констатируется факт их совместной встречаемости / jeepersen,  252272 /.
Позднее Б.Стрэнг в теоретической грамматике английского языка, описывая язык на синтаксическом уровне, также не рассматривает предлоги, как и другие служебные слова, отдельно от знаменательных слов. В разных параграфах ее книги содержатся, лишь немногие высказывания по поводу предлогов, иллюстрируемые единичными примерами употребления единичных предлогов. Так, в той части книги, где говорится о субстантивных структурах, автор утверждает, что язык плохо приспособлен к тому, чтобы передавать лексически значения грамматических оппозиций. Поэтому любая попытка суммировать 'значение' генитива несостоятельна, и хотя предлог «of1 представляет собой слово, он принадлежит не лексике, а грамматике /Strang, 93-94/. Некоторые другие предлоги приводятся в примерах в разделе глагольных словосочетаний в связи с вопросом о переходности-непереходности глаголов с предлогами и постпозитивами. Глаголы с постпозитивами ( phrasal verbs ) могут быть как переходными, так и непереходными. Глаголы с предлогами (prepositional verbs ) квалифицируются как переходные. Следовательно, в глагольных структурах предлогам отводится лишь роль грамматического приглагольного элемента, что отражается и в использовании термина the prepositional verb /Strang, 157/.
Отражением трактовки предлогов в теоретических грамматиках до 70-х гг. явились определения практических грамматик, где также говорится только о связующей функции предлогов в синтаксических структурах, о фактической нераздельности некоторых глаголов с предлогами и о том, что передаваемые предлогами отношения часто имеют значения времени, пространства и некоторые другие /Whitaker-Wilson, 59-65; Allen, 307; Harrison, 43-44/.
Вместе с тем, в зарубежных теоретических грамматиках 60-х гг. появляется и нечто новое в трактовке предлогов. Так, К.Шиб-сби считает необходимым выделить предлоги как предмет особого самостоятельного рассмотрения. Он характеризует их как неизменяемые подчинительные связочные слова, при которых подчиненным членом служит существительное или группа слов, аналогичная по функции существительному. Предлог связывает образуемую с его помощью единицу с другой частью предложения, или с предложением в целом. К.Шибсби также констатирует возможность очень тесной связи предлога с глаголом, в результате чего управляемое предлогом существительное скорее следует рассматривать как дополнение к структурной единице глагол + предлог. В то же время Шибсби специально останавливается на вопросе выражаемого предлогами значения (concept). Хотя он также не отрицает случаев, когда предлог выступает лишь в качестве грамматического оформителя синтаксических структур, тем не менее он специально отмечает и факт полной определенности значения предлогов в случае выражения отношений места и времени. Кроме того, Шибсби уделяет некоторое внимание рассмотрению семантически сходных предлогов /shibsbye, 292-302/. Не ограничивают функционирование предлогов рамками построения глагольных и именных словосочетаний также Хетич и Миллер /Hettich and Miller, 159/.
Подводя итог, можно сказать, что зарубежные грамматики английского языка первых двух третей двадцатого века выделяют предлоги в самостоятельную часть речи. Предлоги рассматриваются на синтаксическом уровне как средство построения глагольных и именных словосочетаний. Решается вопрос о пост- или предпредложной границе возможного разделения глагольно-именного словосочетания на его составляющие. Отмечается вероятность и того и другого варианта без анализа причин. Констатируется, наряду с наличием предлогов-формальных показателей грамматических отношений, существование большого количества предлогов с разной степенью семантической определенности. Встречаются отдельные попытки сформулировать значения этих предлогов. В основном речь идет о предлогах места и времени.
Выше говорилось о том, что некоторые теоретические грамматики по поводу значения предлогов отсылали читателя к толковым словарям. Нужно сказать, однако, что в толковых словарях наблюдаются те же недостатки: значения предлогов или не формулируются вовсе, приводятся лишь специально подобранные факты употребления предлогов при тех или иных знаменательных словах, или разъясняются, показываются в составе различных оборотов речи и предложений. Этот способ раскрытия содержания слова соответствует задачам толковых словарей, целью которых не являются именно формулировки значений. Поэтому в нашей работе толковые словари служили источником материала, наряду с разнообразными прозаическими текстами, а не источником формулировок.
Внимание к семантике предлогов начинает заметно усиливаться в конце 60-х гг. В это же время несколько изменяются формулировки структурной функции предлогов: констатируется в качестве варианта соотнесенность предложно-именной группы не с отдельным членом предложения, а с предложением в целом.
Вопрос коммуникативной сущности языка, проблемы семантики, стоящие в центре внимания современной лингвистики, заставляют языковедов обращаться к малоисследованной области значения предлогов. Анализируются как отдельные предлоги, так и целые группы, в первую очередь предлоги места и времени. Обычно предлоги исследуются в связи с определенными группами лексики, составляющей материал словосочетаний, образуемых с их помощью. Формулируются значения предлогов в составе этих словосочетаний. Несмотря на некоторую информацию, которую содержат такие формулировки, подкрепленные примерами, картина значений предлогов остается очень расплывчатой, тем более, что разные предлоги встречаются в составе одних и тех же словосочетаний, и это не получает объяснения. Это относится даже к таким подробным обзорам, как работа Л.Хилла (54 предлога). Ее недостатками следует признать толкование одних предлогов через другие (одного неизвестного через другое), перенос значений знаменательных слов на предлог, выражающий их отношения, а также излишнюю (в некоторых случаях) детализацию классификации употребления предлогов. Однако в этой работе уже есть предпосылки обобщения, а иногда и сами обобщения лексической семантики предлогов /Hill/.
Имеются уже и предпосылки трактовки единого парадигматического значения предлогов. Например, в работе Дж.Андерсена показано, что через понятие локализации можно интерпретировать и другие, непространственные отношения. Так, согласно автору, в предложении John came from London предложный оборот указывает источник движения, а в предложении John was hit by Bill предложным оборотом отмечен источник действия./Andersen/.
Всеобщий интерес к проблемам семантики отразился и в английских теоретических грамматиках. Так, в грамматике Р.Квёрка и С.Гринбаума существует уже раздел "Предложные значения", хотя и в нем значения объединяются в три группы: место, время и группа, не имеющая названия. Каждая группа объединяет ряд значений,сформулированных иногда недостаточно четко, а иногда и не сформулированных вообще. Так, в третьей, не имеющей названия группе /Quirk and Greenbaum, 157-164/,обозначены все констатируемые предложные значения: причина, основания, мотив; реципиент, цель; источник; образ действия; средство, инструмент и т.п. В первой группе / Quirk and Q?eenbaum, 146-153/ с общим названием "Место" в списке предложных значений имеются никак не поясняемые повторы, например, два раза дано значение 'прохождение' (passage ). А во второй группе под общим названием "Время" /154-156/ есть неудовлетворительные определения типа "время, когда" (Time when ), есть и простые перечисления предлогов без всякого предварительного определения предложного значения. Само название раздела prepositional Meanings (предложные значения, а не значения предлогов) говорит о том, что авторы исходят из возможных смыслов, перечисляя предлоги, в которых эти смыслы встречаются, а не определяют значения предлогов как лексических единиц.
Важным в этой грамматике с точки зрения современного этапа в изучении предлогов представляются не сами определения их значений, а факт наличия таких определений, попытки классификации, и в первую очередь сама формулировка этой части речи, в которой констатируется, что предлоги выражают отношения между двумя языковыми сущностями (two entities), из которых одна представляет собой предложное дополнение (prepositional complement ) / Quirk and Gi-eenbaum, 143/. Авторы не ограничивают функционирование предлога рамками словосочетания, и даже предложения, поскольку используемый ими термин можно отнести к языковой структуре любой степени сложности. И действительно, в качестве примера использования предложного оборота в функции конъюнкта приводится предложение On the other hand, he made no attempt to help us, где конъюнкция, совершенно очевидно, происходит между предложением и пред-текстом.
Аналогичным образом представлены предлоги и в более раннем варианте грамматики /Quirk, Greenbaum, Leech, Svartvik, 134-153/.
Говоря о подходе к проблеме английских предлогов со стороны зарубежных авторов, нельзя не упомянуть о чрезвычайно обстоятельных работах, основанных на огромном фактическом материале шведского лингвиста К.Линдквиста. Три тома его исследований посвящены английским предлогам места /bindkvist, 1950,1972,1976/. В первом томе анализируются предлоги in, at, on, to. Во втором - over, above, across. В третьем томе 68 предлогов. В первой и второй книге К.Линдквист, описывая употребление предлогов, классифицируя и комментируя, исходит из отраженных в языке фактов объективной реальности и анализирует способы выражения этих фактов английскими предложными оборотами. При этом, как говорит сам автор, учитывается и сложившаяся традиция в употреблении предлогов. Авторская концепция заключается в следующем: предлоги - слова, выражающие отношения и в качестве таковых зависят в семантическом плане от смысла соединяемых слов. Кроме того, в каждом отдельном случае их значение определяется характером самого пространственного отношения, для передачи которого используется предлог.
В результате исследования К.Линдквист приходит к выводу: Употребление предлогов в значительной степени объясняется формальными моментами. В ряде случаев нет смысловых различий в использовании разных предлогов. На протяжении веков сложилась практика употребления предлогов с некими глаголами и существительными. Неопределенность предлога как такового способствует употреблению одного и того же предлога для передачи весьма разнообразных отношений.
Поскольку идентичные явления материального мира часто выражаются в языковых структурах с помощью разных предлогов в связи с варьированием глагольной или именной лексики предложного словосочетания, автор считает это убедительным доказательством формального характера использования предлогов в целом ряде случаев. Исходя в своей классификации из физической реальности, К.Линдквист ставит перед собой задачу ответить на следующие вопросы: I) какого характера части пространства могут мыслиться при выделении тех или иных пространственных отношений; 2) какого рода тела, территории и пр. могут это пространство занимать. Соответственно, описывая употребление предлогов, он стремится для каждого предлога перечислить все многообразие наименований объектов, которые используются в языке, если речь идет о пространетвенных отношениях данного типа.
Выясняя, на какой вид пространственных отношений указывает каждый предлог, К.Линдквист в общем правильно определяет специфику каждого из них, например, характеризуя пространство как некую точку при использовании в предложении предлога at . Однако богатый фактический материал обобщается только в виде классификации наименований объектов (книги, одежда и пр.). Это обобщение не служит цели сформулировать пространственные отношения, выражаемые предлогами как таковыми. Отсюда проистекает многократное повторение одних и тех же параметров отношения для разных предлогов: нахождение внутри (вблизи) объекта; нахождение на территории или поверхности; относительное расположение; движение или направление. То специфичное, что отмечается в каждом предлоге, например, восприятие пространства или поверхности как некой точки в случае употребления предлога at по сравнению с употреблением предлога in растворяется в повторении одинаковых параметров, воспринимается как несущественное примечание к перечисляемым характеристикам отношения. И сам автор в анализе длинных списков приводимых им примеров видит именно это общее, а не различия в использовании разных предлогов с одними и теми же знаменательными словами в одинаковых пространственных ситуациях. Это и заставляет его прийти в конце исследования к пессимистическому выводу о безразличном, формальном (в большинстве случаев) употреблении предлогов с одними и теми же словами в результате сложившихся традиций. Две книги исследований К.Линдквиста представляют собой по сути дела сокровищницу контекстов употребления перечисленных предлогов с комментариями о мыслимых разновидностях пространства, занимаемого объектами и ими определяемого.
В предисловии к третьей книге К.Линдквист еще более настоятельно утверждает, что цель его работы заключается не в том, чтобы установить основные значения некоторых предлогов, она значительно шире: его задача - определить различные пространственные контексты, в которых может встретиться тот или иной предлог со своими основными значениями, описать пространственные ситуации. В результате шесть глав книги с разделами и подразделами создают стройную систему отраженных в языке пространственных представлений. Глава I, например, называется "Представление о пространстве, как объемлющей, замыкающей в себе области, среды" Глава делится на большие разделы, из которых раздел I озаглавлен: "Идея замыкающего в себя пространства" ( interiority ). Подраздел 1а "Замкнутость в трехмерном теле" содержит несколько пунктов: а) в общем смысле; Ъ) здания, средства передвижения, места отдыха и пр.; с) предметы одежды; d) тело; е) атмосферные и физико-географические явления; f) множества, коллективы. Подраздел lb., "Замкнутость поверхности, территории": а) в общем смысле; Ь) географическая поверхность. Подраздел 2. "Движение и направление внутрь чего-либо",и т.п.Нет необходимости приводить подпункты этого подраздела и перечислять другие подразделы, разделы и главы, поскольку и представленный образец показывает, что автор действительно не ставил своей целью определить значения предлогов. Одни и те же предлоги в разном или одинаковом сочетании фигурируют повторно во всех этих разделах и подразделах книги. Новым по сравнению с первыми двумя книгами является отработанность сложной классификации пространства и в разделах "итоговые сопоставления-употребления разных предлогов для выражения одного и того же (согласно классификации) пространственного представления. Как и первые две книги, эта работа не представляет собой систематизации выявленных значений английских предлогов места, а материал, который может быть использован с этой целью.
Английские предлоги изучались и изучаются не только зарубежной лингвистикой, но и отечественным языкознанием. В русских теоретических исследованиях английского языка всегда уделялось внимание семантической специфике предлогов, наряду с исследованием их синтаксической роли, что соответствует общим традициям русского языкознания. Так, еще более ста лет тому назад К.С.Аксаков писал: "Значение предлогов измеряется обыкновенно падежами: такой-то требует винительного, такой-то родительного,- и довольно; между тем как значение лежит в самих предлогах. Значение это находится в них как намек, который становится ясен только при падеже; таким образом, требуемый падеж является здесь не случайно прирожденною особенностью предлога, но есть следствие его значения" /Аксаков, 36/. Тогда же Н.П.Некрасов разъяснял: "Общий смысл предлога С представляет намек на связь, соприкосновение с чем-либо" /Некрасов, 182/. Историю развития учения о русских предлогах можно найти в соответствующих работах /Багрянский; Букатевич/.
Известный исследователь современного английского языка Б.А.Ильиш в теоретической монографии, описывающей строй современного английского языка /Ильиш 1948/, в отношении предлогов излагает взгляд, более подробно выраженный им в специальной статье по этому вопросу /Ильиш 1958/, где он констатирует наличие у английских предлогов как грамматического значения, так и лексического. . При этом он делит предлоги на узкие по своему лексическому значению, достаточно определенному в разных случаях их употребления (предлоги till, except и имо подобные, а также по^ти все составные предлоги), и предлоги с широким лексическим значением ( at, by, from, on, in и пр.). Значения этих предлогов могут конкретизироваться в зависимости от последующего слова как пространственные, временные и пр. Значение некоторых предлогов, например предлога of, является очень отвлеченным. Но по мнению Б.А.Ильи-ша и оно конкретизируется в окружении знаменательных слов как связь по принадлежности, по происхождению и пр. /Ильиш 1958, 1213). Констатируя наличие у предлогов лексического значения, . Б.А.Ильиш не занимался выяснением этого значения. В.Н.Жигадло в синтаксическом исследовании предложных конструкций останавливается и на вопросе лексической функции предлогов и их семантики.
Она говорит о тех представлениях фактов реальной действительности, которые возникают в связи с использованием глагольно-предлож-ных структур /Жигадло 1949/. Этот же подход к проблеме предлогов обнаруживается и в Грамматике английского языка, одним из авторов которой она является /Жигадло, Иванова, Иофик/.
Большое внимание английским предлогам уделяется в монографии А.М.Мухина, посвященной вопросам системного анализа /Мухин/. Исследуя явления английского синтаксиса на системно-структурной основе, стремясь углубить грамматический анализ по членам предложения, дополнив его показателями системных отношений элементарных синтаксических единиц, выделяемых в глубинной структуре предложения, А.М.Мухин разрабатывает теорию синтаксемного анализа предложения.
В предложении он выделяет два ряда элементарных единиц: компоненты предложения и синтаксемы. Компоненты предложения рассматриваются как непосредственно не связанные с обозначением внеязы-ковой действительности. С опорой на те же синтаксические связи, что и у членов предложения, выделяются элементарные единицы -синтаксемы, семантически значимые единицы, соотнесенные с явлениями внеязыковой действительности. Синтаксема - это единица-инвариант, представленная в языке системой средств выражения (ее вариантов). Варианты синтаксемы связаны между собой отношениями функционального тождества и образуют эквивалентностный парадигматический ряд. А.М.Мухин строит знаковые модели фраз и предложений. С опорой на формужруемые им теоретические понятия и методы он изучает не отдельные факты, а системы фактов разных уровней языка. Такие обобщенные языковые модели исследуют, создавая на их основе знаковые модели, и последователи теории А.М.Мухина /Баданина, Глазачева, Золикова, Кравцов, Кушнарева, Церпенто и др./.
Синтаксемы могут быть выражены как отдельной лексемой (глаголом, прилагательным и т.п.), так и лексемой со служебным элементом, например, прилагательное и связочный глагол, или существительное с предлогом. Предлог не всегда является элементом синтаксемы. В составе словосочетания как лексической конструкции предлог лишь средство выражения связи управления и не образует единства ни с управляющей, ни с управляемой лексемой. В составе же предложения как конструкции синтаксического уровня предлог выступает в единстве с субстантивной, или местоименной, или иной лексемой, способной употребляться с предлогом. Предлог предлагается считать элементом субстантивной синтаксемы и в случае дистантного расположения предлога и существительного в предложениях типа The children are being looked after by four doctors. Подобный случай квалифицируется как разрывный вариант объектной синтаксемы. Синтаксемная теория констатирует также наличие факультативных вариантов синтаксемы (например, объектных), выраженных одной и той же лексической единицей, но с разными предлогами (a knock at/on the door ), или лексико-комбинаторных вариантов, когда син-таксема выражена единицами (например, существительными) разных лексико-семантических групп, при которых, соответственно, употребляются разные предлоги (a glance at, an investigation of, a remark about). Вопрос о том, почему с разными лексемами или с одной и той же лексемой употребляются разные предлоги, не рассматривается.
В отношении предлогов работы А.М.Мухина и его последователей интересны тем, что утвервдается автономность предлога в словосочетании как лексической конструкции, отсутствие его единства как с управляющей, так и с управляемой лексемой. Интерес представляет также высказываемое мнение об ином статусе предлога в составе предложения, где он становится элементом субстантивной синтаксе-мы.
В целом ряде работ А.А.Хадеевой-Быковой и ее последователей об английских предлогах идет речь в связи с исследуемой ими проблемой порождения функциональных единиц речи. Основные положения кратко сводятся к следующему. Разрабатываемая модель имеет три уровня: концептуальный, смысловой или семантический, функциональный или коммуникативный. Устанавливаются соответствия между сложными структурами каждого из трех уровней и выясняется характер взаимосвязи между теми факторами, которые на каждом уровне способствуют преобразованию отдельных элементов в сложные структурные единства (связка на концептуальном уровне, смысловые функции на семантическом уровне, функторы - на коммуникативном уровне). Устанавливается, что структуре второго уровня - семантические-(два понятия, соединенные смысловой зависимостью)-на третьем уровне, функциональном, соответствует целый класс конструкций. В связи с этим изучается вопрос о синонимии разнообразных речевых структур, о синонимичных рядах, доминанте ряда, о функционально-семантическом поле. Создавая модель порождения функциональных единиц речи, А.А.Хадеева-Быкова рассматривает в первую очередь предложные структуры, поскольку основную особенность предлогов она видит в том, что они служат инструментом, включающим знаменательные слова в знаковую ситуацию. Анализируются главным образом глагольно-номинативные группы. Они не изымаются из предложения, поэтому учитывается также их семантика как членов предложения, то есть функция дополнения или обстоятельства.
Занимаясь исследованием функторов (способов соотнесения знаменательных слов с определенной знаковой ситуацией), А.А.Хадеева-Быкова отмечает, что роль функтора часто бывает в основном сосредоточена в предлоге. Но это не вызывает стремления заняться далее предлогами и их сопоставлением, поскольку намерение дать общую модель порождения речевых структур, объединить синонимичные структуры в функционально-семантические поля, ведет исследование по пути выявления того общего, на основе которого это можно сделать, что позволяет подвести отдельные случаи под некую общую рубрику. 3 связи с этим существенной оказывается лишь специфичная служебная функция предлогов, а не их значения /Хадеева-Быко-ва/.
В итоге можно сказать, что подход к проблеме предлогов у перечисленных отечественных ученых определяется общими лингвистическими позициями каждого из них как исследователя и теми задачами, которые они стремятся решать. Вследствие этого предлоги предстают в этих работах в разных аспектах своего функционирования. При этом авторов работ они интересуют как оформители изучаемых ими структур, а не как самостоятельная общность строевых слов с их семантическими особенностями. Поэтому если и встречаются отдельные формулировки значений предлогов, которые приводятся в какой-либо связи с анализируемым материалом, отдельные замечания относительно их функционирования, попытки систематизации этих наблюдений не предпринимаются.
Факт системности английских предлогов не отрицается. Так, Б.А.Ильиш, хотя и не занимался выяснением предложных значений, утверждал, что их система отличается от системы значений русских предлогов /Ильиш, 1958, 8/. О системности говорит и Б.А.Аксененко в монографии, о которой подробнее речь пойдет несколько позднее, но и у него скорее представлен толковый словарь тридцати одного английского предлога, содержащий, помимо русских эквивалентов, данные относительно их употребления и некоторые сведения из истории, чем система значений предлогов. Список их дан в алфавитном порядке /Аксененко/.
Английские предлоги изучаются в отечественном языкознании и небольшими группами, и отдельными единицами. Результаты публикуются в форме статей, авторефератов, диссертаций и методических пособий. Круг рассматриваемых вопросов очень широк. Помимо исследований структуры предложно-именных комплексов на основе теории синтаксемного анализа предложений, о чем уже говорилось выше, изучаются синтаксические и семантические связи отдельных предложных оборотов /Качкина 1962, Полищук 1959, Торчина/, структурные модели глагольных, именных и глагольно-именных конструкций, их семантико-синтаксические и грамматические классификационные характеристики /Авулов, Бескровная, Конырбаева,Микаэлян, Райхель, Резникова, Рейдель, Скарлыгина/, роль аналогии в образовании предложных структур /Полищук 1961/. Анализируется функционирование предложных оборотов в качестве тех или иных членов предложения /Яковлева/, в частности, обстоятельств, и их эквивалентность в последнем случае наречию /Водотынская, Ненюкова, Черкашина/. Устанавливается грамматическая сочетаемость предлогов /Елисеева/ и сопоставляются синтаксические структуры в их предложном и беспредложном варианте /Дворянинова, Дундукова/, а также одинаковые синтаксические структуры с разными предлогами /Варламова/. Разграничиваются классы служебных слов /Биренбаум/. Изучается позиция предлогов в синтаксических структурах. При этом наряду с большими работами, где проблема предлогов по-прежнему решается только в связи со словосочетанием /Ятель 1969,1972/, делаются первые попытки выйти в исследовании предлогов за рамки словосочетания /Бурлакова 1975, Виноградова, Караева , Некрасова, Пригоровская 1961, Шаимова/. Выясняются причины и возможности дистантного расположения предлогов в предложении /Качкина 1965, Умаева/. Описываются лексикографические традиции представления английских предлогов /Веселитский/. В целом ряде работ, ссылки на которые будут даны в соответствующей главе, выявляются значения отдельных предлогов. Всем им, в основном, свойствен тот недостаток, что предлогу приписывается значение знаменательных слов, с которыми он связан. Исключение в этом смысле представляют работы А.А.Закарян - . /Закарян 1980, 1982/. Значения предлогов делятся на общие и частные /Конырбаева/, кроме того, устанавливается синонимия предлогов и их связей /Волкова 1967, 1968; Демидова/. В семантическом плане рассматривается структура предложного словосочетания /Голко-ва/. Проводятся также и диахронические исследования: истории развития предлогов и предложных оборотов, их функционированию в отдельные исторические периоды посвящены статьи и диссертации /Бол-тунова, Груздева, Пригоровская 1958, Пупченко/.
Несмотря на интенсивную разработку проблематики английских предлогов, многое остается невыясненным, при этом прежде всего в семантическом плане. Необходимы ответы на следующие вопросы:
1. Все ли английские предлоги обладают лексическим значением.----
2. Есть ли у них, как и у знаменательных слов, наряду с синтагматическими парадигматические значения. 3. Поддаются ли их парадигматические значения (если они есть) формулировке. Сохраняются ли эти значения во всех случаях употребления предлогов. 5. Образуют ли парадигматические значения предлогов систему или системы . подобно другим группам лексики. 6. Если предлогам, как части речи, присуща системность, какова она и каковы отношения предлогов, внутри системы. 7. В каких отношениях находятся предлоги с другими служебными словами и с единицами знаменательной лексики. 8. Каков вклад предлогов в семантику предложно-именной группы, еловоеочетания, предложения, текста.
Ответов на все перечисленные вопросы мы не нашли в изученной литературе, хотя есть целый ряд предпосылок, использование которых помогает осуществить поставленную задачу - попытаться ответить на них. В некоторой степени это было сделано в соответствующей монографии /Рейман,1982/. Данное исследование представляет собой продолжение разработки комплекса упомянутых проблем, началом изучения которых явились практические пособия, основанные на анализе предложной синтагматики (см. список литературы). В диссертации развиваются идеи, высказанные автором ранее в ряде статей.
Выше уже говорилось о том, что теоретические грамматики английского языка выделяли и выделяют предлоги в самостоятельную часть речи. Как пишет И.П.Иванова, подразделение словарного состава языка на лексико-грамматические классы, называемые традиционно частями речи, основывается на лексическом значении, морфологической форме и синтаксическом функционировании слов /Иванова, Бурлакова, Почепцов, 14/. Все части речи делятся на знаменательные и служебные. Первые включают единицы, имеющие лексическое. значение. Вторые - самостоятельным лексическим значением не.обладают /Там же, 19-20/. К служебным частям речи И.П.Иванова относит предлоги, союзы, частицы и артикли. На основе лексического значения предлоги противопоставляются знаменательным словам и в грамматиках других языков. В частности, русские предлоги характеризуются как слова лексически несамостоятельные /русская грамматика, 1,457/.
Изучение большого массива конкретного текстового материала показывает, что вое английские предлоги обладают лексическим значением (то есть значением, присущим лишь данной отдельной лексической единице). Наряду с представленными в опубликованных работах по английским предлогам синтагматическими значениями, они обладают и парадигматическими значениями. Эти значения поддаются формулировке и образуют системы.
Кроме частных, парадигматических значений отдельных предлогов, существует и общее, частеречное. Для английских предлогов предлагается следующая формулировка этих значений. Предлоги - это служебная часть речи, означающая указание на отвлеченный от всякой конкретности факт отношения объектов (вещей, их свойств, ситуа
Ч ' ций и пр.). Указание на конкретный вид отношения представляет собой лексическое значение отдельного предлога.
Предлоги представляют собой служебную часть речи не в силу лексической несамостоятельности. Степень лексической самостоятельности весьма различна и у единиц знаменательной лексики. "Служебное^" предлогов в том, что они увеличивают комбинаторные возможности знаменательной лексики. Включение в состав языковых построений предлогов ведет к усложению структуры и ее развитию. При образовании с помощью предлогов словосочетаний имеет место переход единиц на более высокий иерархический уровень. Словосочетания являются в то же время элементами предложения, а тем самым и более сложно организованных единств. В предложении и в системе предложений, в тексте, эксплицитно выраженные с помощью предлогов контактные и дистантные ветвящиеся связи отдельных составляющих элементов пронизывают всю структуру в целом, способствуя реализации важных свойств связности и целостности текста. Комбинаторные возможности знаменательных слов богаты и разнообразны. Предлоги являются вспомогательным средством реализации этих возможностей в процессе создания разнообразных сложно организованных единств. В силу этого своего служебного качества сами они, комбинируясь друг с другом, способны создать лишь ограниченное количество весьма просто организованных единиц того же самого уровня. Например, английские предлоги on и to, соединяясь, образуют предлог onto, значение которого является результатом синтеза значений его составляющих.
Изложенная общая трактовка английских предлогов как системы лексических единиц с их специфическим общим (частеречным) и частными (парадигматическими) значениями и соответствующими структурообразующими вспомогательными функциями, выполняемыми в составе языковых построений разной степени сложности, представляет собой систему тех авторских положений, которые выносятся на защиту.
Диссертация состоит из. введения, двух частей и заключения. В первой части восемь глав. В ней исследуется проблема лексического значения английских предлогов, формулируются и систематизируются парадигматические значения сорока шести единиц. Вторая часть представляет собой анализ функционирования предлогов в составе предложной группы, в составе словосочетания, предложения и текста. Каждому вопросу посвящена отдельная глава. В Заключении диссертации суммируются данные о предлогах как служебной части речи в предлагаемом новом освещении, что, как предполагается, дополнит общую массу ранее накопленной научной информации о предлогах.
Множественность перечисленных направлений, по которым ведется изучение английских предлогов на протяжении многих лет, уже свидетельствует об актуальности этой темы. Новизна исследования заключается в том, что на основании анализа большого количества разнообразных контекстов, из которых не больше ОД приводятся в диссертации, в отвлечении от значений единиц контекста, но исходя из того общего семантического элемента, который неизменно присутствует в контексте, если в его составе - изучаемый предлог, впервые для многих английских предлогов формулируются их парадигматичёские значения. (Синтагматические значения рассматриваемых предлогов не приводятся. Их списки можно найти в соответствующих работах, перечисленных в прилагаемой библиографии). Новизна исследования заключается также в системном подходе к анализу слов этой служебной части речи. В системе множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образуют определенную целостность, единство. Системный подход позволяет представить объект изучения в его целостности, получить теоретическую картину сложного явления языка, а не ее разрозненные фрагменты. Кроме того следует сказать, что нам неизвестны подобные работы и по предлогам других языков, где положение в области предложной проблематики оказывается аналогичным тому, которое выше было представлено в отношении английских предлогов. В опубликованном недавно очень полном, основательном и интересном описании значения и употребления предлогов во французском языке предлоги не систематизируются по их значениям. В качестве способа описания избирается некая классификация отношений, кавдое из которых представлено синонимическими рядами предлогов. Один и тот же предлог часто входит в несколько рядов /Тер-Авакян/.
Решение проблемы предлогов в том плане, в каком оно предпринято здесь, имеет не только теоретическое, но и практическое значение: предлоги предстают не как хаотический набор частично осмысленных, частично лишенных смысла, формальных элементов, а как осмысленная упорядоченная система языковых единиц, которые можно понять и которыми можно сознательно пользоваться. Представленный фактический материал и выведенные на его основе теоретические обобщения могут быть полезными в практике преподавания английского языка. Кроме того они могут быть использованы в общем теоретическом курсе изучения английского языка, в работах по проблематике частей речи, служебных слов, семантического синтаксиса, лексической комбинаторики, по проблемам лингвистики текста.
Непосредственным объектом анализа явились простые первообразные предлоги с некоторыми дополнениями, которые необходимы для последовательности описания и полноты картины, а именно предлоги about, above, across, against, along, among, around, as far as, at, before, behind, below, beneath, beside, between, beyond, by, down, during, for,from, in, in front of, inside, in the course of, into, near, next to, of, off, on, opposite, out of, outside, over, past, round, since, through, throughout, till (until), to, towards, upon, with, within.
Значение предлогов каждый раз декларируется, но затем обоснованность декларации доказывается большим количеством разнообразных речевых образцов, послуживших основанием (наряду с еще большим количеством тех, что не вошли в диссертацию - свыше 10000) для исходного утверящения.
Исследователи английского языка высказывают сомнения относительно того, можно ли предложио-именные сочетания, выступающие в предложении в связующей функции, считать составными предлогами /См.,например, Пригоровская 1955,1958,1961/. В.В.Бурлакова в этой связи напоминает один важный фактор: морфологизация словесных групп происходит в тех случаях, когда наблюдается регулярное использование одних и тех же составляющих для передачи определенных грамматических значений /Бурлакова 1971, 179-180/. На этом основании группа in the course of рассматривается в диссертации i как составной предлог.
Вследствие большого объема материала в работе анализируются предлоги только в составе глагольно-именных структур. Термин словосочетание употребляется в широком смысле. Рассматриваемые структуры исследуются в первую очередь на основе образующих их семантических связей глагола. Синтаксические функции членов глаг-гольного словосочетания не существенны для выявления значений предлогов. Поэтому в работе, как правило, не только отсутствует дифференциация меэду типами сказуемого, но и не разграничиваются также синтаксические функции номинативного члена глагольного комплекса. Глагольный член словосочетания в большинстве примеров представлен личными формами, но иногда также вербалиями (причастие, герундий, инфинитив). То, что глагол, как правило, занимает центральное положение в семантической структуре предложения, убедительно показано в обстоятельном исследовании Л.М.Васильева /Васильев/. Чейф объясняет это тем, что природа глагола определяет характер остального состава предложения, какие имена будут сопровождать глагол, каковы будут их отношения к глаголу и их семантическая типология /chafe, 97/.
Естественно начать рассмотрение материала с самых употребительных предлогов. Однако принцип первоочередности их анализа сосуществует здесь с принципом сопоставимости предлогов, противоположности или взаимодополнительности их смыслов. Поэтому порядок следования предлогов в диссертации не совсем соответствует статистическим данным относительно частотности их употребления. Проводился статистический анализ частотности слов в текстах американского варианта современного английского языка. Было обследовано 500 текстов разных функциональных стилей речи по 2000 слов каждый, что составило 1000000 словоупотреблений. В число лексических единиц входили и рассматриваемые нами предлоги. Поскольку в употреблении этих предлогов в обоих вариантах английского языка различий не обнаружено (за исключением предлога out of), можно считать данные упомянутых подсчетов действительными и для нашего случая. Согласно этим данным наибольшей частотностью отличается предлог at. За ним следуют предлоги of, to, in, for и т.д. По своей встречаемости относительно всех лексических единиц обработанных текстов предлог of занимает второе место, to - четвертое, In - шестое, for - одиннадцатое, with - тринадцатое и т.п. Предлог past например, стоит на триста двадцатом месте /Кис era/.
В соответствии со статистическими подсчетами наиболее частотные предлоги рассматриваются в диссертации в первую очередь: исследование начинается с предлога of, предлоги at, to, in, for, with также анализируются в числе первых, хотя и не в той последовательности, в какой они представлены в упомянутой работе. Кроме того, необходимость сопоставления семантически соотнесенных единиц заставила изменить очередность рассмотрения некоторых предлогов, отвлечься от статистических данных.
Основой для анализа в диссертации служили тексты английских авторов и некоторое количество текстов американских авторов. Как было сказано выше, для предлогов использование двух вариантов английского языка значения не имеет. Большой объем собранного и изученного материала объясняется не только необходимостью исследования живой ткани языка, на чем настаивал еще А.А.Потебня, но и возможностью в этом случае создать реальность лингвистического эксперимента, который Л.В.Щерба понимал как наблюдение за возникающими у языкового элемента смыслами при изменении условий, в которые его ставят /Щерба, 123/.
В диссертации принят системный подход к изучению языкового материала, направленный на вскрытие системных свойств английских предлогов, выявление многообразия выражаемых предлогами отношений и сведение их в одну целостную картину. Исследование предлогов проводится описательно-аналитическим методом, исходя из реально существующих языковых фактов и их взаимосвязей, интерпретируемых с синхронной точки зрения. Определение текстообразующей функции предлогов проводится методом суперлинеарного (суперсегментного) анализа, при котором текст анализируется с точки зрения смежных и дистантных связей элементов, ассоциативно или формально относящихся друг к другу.
ЧАЗТЬ I
ЗНАЧЕНИЯ И ТЖС0Н0МИЯ АНГЛИЙСКИХ ПРЕДЛОГОВ ГЛАВА I. О ЛЕКСИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ ПРЕДЛОГОВ
Вопрос о лексическом значении предлогов актуален не только для английского языка. Лексическим значением принято называть ту часть семантики слова, которая присуща лишь данной единице. "В грамматическом значении учитываются отношения знаков, в лексическом - предметные (вещественные) отношения" /Жинкин, 39/. Русские грамматики относят предлоги к служебным частям речи: "Предлоги -это служебные слова, выражающие синтаксическую зависимость существительного (или местоимения-существительного) от других слов в составе словосочетания" /Грамматика совр.русск.литер.яз.,3X1/. В более поздней академической грамматике область функционирования предлогов расширена до предложения: "Предлоги - это служебная часть речи, оформляющая подчинение одного знаменательного слова другому в словосочетании или в предложении и тем самым выражающая отношение друг к другу тех предметов и действий, состояний, признаков, которые этими словами называются." /Русская гр.,1,783/.
Несмотря на то, что наличие лексического значения у предлогов русскими грамматиками не отрицается, определение сущности предлогов основывается исключительно на функциональном признаке, что закономерно вытекает из характеристики природы лексического значения служебной части речи: если подчеркивается, что лексические значения предлогов являются лишь результатом абстрагирования от тех отношений реальных объектов, которые обозначаются знаменательными словами, то как будто бы вытекает следствие, что изъятые из их контекста слова служебных частей речи вообще, а следовательно и предлоги в частности, лексического значения не имеют.
Однако это не так.
Диалектический материализм исходит из того, что отношение носит объективный и универсальный характер. В мире существуют только вещи, их свойства и отношения."/БСЭ, т.18,628/. Отношения, как и свойства, не существуют отдельно от вещей, и тем не менее, как и свойства, они постоянно мыслятся абстрагированно, в разных науках изучаются отдельные виды отношений, системы отношений и т.п. Таким образом, нет реальных оснований для того, чтобы лишать предлоги лексических значений. Существуют элементы языка, являющиеся знаками свойств, и есть элементы языка, являющиеся знаками отношений. Сложная система связей и отношений объектов реальной действительности находит свое отражение в языке. Это,в частности, подчеркивает В.Г.Ддмони /Admoni 1972,231/. Специальным средством выражения этой связи, взаимообусловленности, служат предлоги. Отсюда мы можем сказать, что предлоги - это часть речи, означающая указание на факт отношения объектов. Указание на конкретный вид отношения представляет собой лексическое значение отдельного предлога.
В работах выдающихся русских лингвистов прошлого не было единого взгляда на вопрос о лексическом значении предлогов. К.С.Аксаков, Н.П.Некрасов, Ф.И.Буслаев, АД.Востоков признавали наличие у предлогов лексического значения /Аксаков 1880,129-130; Некрасов, X8I; Буслаев, 322; Востоков, 214,269/. А.М.ПешковскиЙ его отрицал /Пешковский, 268-269/. А.А.Потебня подчеркивал формальность предлога /Потебня, 128/.
Позднее В.В.Виноградов писал: "В падежных формах имени существительного отражается понимание связей между предметами, явлениями, действиями и качествами в мире материальной действительности. Формы и функции падежей соотносительны с грамматической системой предлогов с присущими им значениями" /Виноградов 1972,
139/. Таким образом, В.В.Виноградов признавал факт наличия у предлогов лексических значений.
Исследователей лингвистических значений, авторов теоретических и практических грамматик, полностью отрицающих наличие у предлогов собственных лексических значений, мало. При этом отрицательные суждения имеют не прямой, а косвенный характер. Так, автор книги, в которой собран большой фактический материал, К.Биссел утверждает, что в языке нет ничего менее определенного, чем употребление предлогов, и какой-либо логики их использования нельзя усмотреть ни в каком языке /Bissell, VIII-XI; Bruton; Willis; Репсе/. Английские лексикографы, составители различных словарей, часто смотрели на предлоги аналогичным образом, утверждая, что правила употребления предлогов сформулировать невозможно /Shaw, 25/. Не рассматривая этого вопроса подробно, соглашается с теми, кто считает предлоги лексически "пустыми" словами, Р.А.Будагов /Будагов 1974,86/. Асемантическими знаками называет предлоги в ряде случаев их употребления В.Г.Гак /Гак 1979,273/.
Помимо жалоб на невозможность каким-либо образом определить принципы употребления предлогов, встречаются и противоречивые суадения, подобные следующему: "Предлоги как служебные слова не имеют самостоятельного лексического значения. Однако, предлоги не совсем лишены лексического значения" /Грамматика русск.яз., 652/. Неопределенность суждений о предлогах обнаруживают и другие авторы /Бабкин, Бондаренко/. Часто вопрос о наличии или от^-сутствии лексического значения у предлогов в работах на эту тему не ставится вообще. Но поскольку какие-то значения упоминаются, из этого, очевидно, следует сделать вывод о признании этими авторами лексического значения предлогов /Петрова В.П.; Пригоров-ская 1963; Семенова/.
Не отказывая предлогам в собственном значении, • авторы исследований иногда считают это значение результатом взаимодействия семантики знаменательных слов, именных и глагольных членов предложных словосочетаний. Так, М.И.Стеблин-Каменский пишет: ".значение предлога не может рассматриваться вне сочетания тех знаменательных слов, которые он связывает, т.е. вне предложного словосочетания. ."/Стеблин-Каменский,239/. Мнения о том, что предлоги имеют значение только поскольку они выражают логические и синтаксические отношения между членами предложения, придерживается и М.Густафсон /Gustafsson, ПО/. Вследствие такого понимания сущности значения предлога исследователи часто вместо формулировки выражаемого предлогом отношения проводят семантический анализ лексических вариантов именных или глагольных членов предложных словосочетаний /Борисенко; Потапова; Татарская; Чивикова; Ште-линг 1948/. Различия в значениях отдельных предлогов в условиях такой трактовки становятся различиями контекстов сравниваемых предлогов /Петрова З.П./.
И все же преобладающим является мнение о наличии у предлогов собственного лексического значения, присущего им и вне словосочетания. Хотя многие не распространяют это положение на все предлоги, утверждая, что есть предлоги лексические и предлоги грамматические /Балла/, или предлоги, сохранившие свое лексическое значение, и предлоги, утратившие его, лексически опустошенные, выполI няющие чисто грамматические функции /Астрова 1954,1961; Бархударов, Штелинг; Беляева; Гречаный; Дебабова; Израйлевич, Качалова; йльиш 1948; Кокла; Кулинич 1953; Мыльникова; Рословец; Сорокин; Левицкая; Морозова и Цыганова; Таланова; Хамзина; Shibsbye /. То, что при решении вопроса о лексическом значении предлогов наблюдается стремление внести какие-то ограничения и оговорки, связано с трудностью проблемы, с необходимостью обобщить в поисках определения того или иного предлога очень большой материал разнообразных словосочетаний. При этом, если в обстоятельственных оборотах времени и места, обладающих известной семантической самостоятельностью вследствие их соотнесенности с предложением в целом в большей степени, чем с каким-либо одним из членов предложения, подлежит обобщению лишь материал управляемой предлогом части языковой структуры, то в случае глагольно-объектного словосочетания приходится учитывать варианты как правой, так и левой части предложного окружения. Вследствие этого некоторые авторы работ, связанных с определением значений предлогов предпочитают, например, говорить о том, что у предлогов есть значения места, времени и структурные, не раскрывая этих последних, но иллюстрируя их многочисленными примерами, предоставляя читателю делать выводы самому /Dietrich/. Отсутствие обобщений и перенос значений знаменательных слов на предлог имеем и в подробной монографии Л.Хил-ла /Hill /. Вместе с тем встречаются уже и обобщенные формулировки значений отдельных предлогов /uilsen,64-; Штелинг 1981/. Трудности определения значений предлогов нередко пытаются преодолеть, определяя значения одних предлогов через другие, приравниваемые к ним. В частности, в практических грамматиках английского языка значения английских предлогов обычно передаются русскими предлогами, что неверно, во-первых, потому, что они не эквивалентны /Рейман 1972/, а во-вторых, потому, что значения русских предлогов, в свою очередь, еще не вполне ясны. Таким образом, одно неизвестное определяется через другое. Затрудняясь определить лексическое значение того или иного предлога, авторы исследований нередко ограничиваются констатацией факта наличия у предлога значения и на основании собственного, не иллюстрированного материалом утверзвдения, проводят анализ /Абрамова; Агапов; Петрова З.П.; Пригоровская; Семенова/.
В целом можно сказать, что в настоящее время мнение о наличии у предлогов собственного лексического значения является преобладающим в работах, посвященных предлогам английского, немецкого, русского и французского языков /Архангельская 1958,1959; Попова; Лукина; Рахманова и Формановская; Тихонов; Ятель/. Это же мнение высказывают в отношении предлогов английского языка и большинство зарубежных авторов английских грамматик /АИеп,302; Harrison, 44; Hettich, Miller, 159; Whi taker-Wilson и др./.
В.В.Бурлакова, изучая особенность глагольных словосочетаний английского языка, пришла к заключению, что несмотря на значительную абстрактность передаваемого значения, определенность лексического содержания, заключенного в предлогах, допускает их дистантное положение по отношению к элементам, с которыми они связаны семантически. В.В.Бурлакова специально подчеркивает, "что предлоги не представляют собой лексически пустых единиц, и что наряду со своей связующей функцией обладают самостоятельным семантическим содержанием" /Бурлакова 1971,186/. "В силу того, что предлог является словом и выполняет определенную номинативную функцию, ему, как и всякому другому слову, свойственно лексическое значение",- пишет В.В.Веселитский /Веселитский, 3/.
Рассматривая вопрос о мотивированности звуков языка, В.А.Зве-гинцев указывал, что предлоги тоже представляют собой как бы звуки ("сн, "в") и уже вследствие этого у них должна быть мотивированность, должно быть некое значение. Оно не имеет непосредственной связи со звуком. Но его наличие подтверждается тем, что сходное с предлогами значение имеют и аналогичные аффиксы. Ср. русские предлоги "в", "с" и соответствующие аффиксы "входить","влезать", "снять" и т.д. Как и у других слов, значение предлогов опирается на систему языка, в частности, на словопроизводство /Звегинцев 1956/. 1\В*Колшанский также подчеркивает, что у всех элементов языка есть значение /Колшанский 1965,68/.
Наличие у предлогов семантического содержания, собственного референта - объективной реальности, утвервдается и в определениях, которые даны предлогам А.И.Смирницким. "Предлоги представляют собой связующие слова, использующиеся для обозначения связи между предметом и предметом, предметом и признаком или же предметом и процессом" /Смирницкий 1957,86/. "Предлоги, .относятся к связующим служебным словам. Они обозначают связи и отношения предмета.к предмету, явлению или ситуации" /Смирницкий 1959,373/.
Все, что перечисляется в определениях А.И.Смирницкого (предметы, признаки, ситуации), можно назвать обобщенно "объекты". Поскольку наименование "объекты" в этом случае объединяет и вещи, и их свойства, а свойствами вещей являются также их пространственные и временные характеристики, существует возможность эти характеристики также включить в число объектов. В итоге предлагается следующее определение значения предлогов. Предлоги - это служебная часть речи, означающая указание на отвлеченный от всякой конкретности факт отношения объектов (вещей, их свойств, ситуаций, и пр.). Указание на конкретный вид отношения представляет собой лексическое значение отдельного предлога.
Авторы работ, в которых утверждается наличие у предлога лексического значения, иногда идут дальше, считая, что предлогам также свойственно и явление полисемии /Кулинич 1961,20; Лазутина; pittman, V/. Такие утверждения связаны обычно с тем, что, как уже говорилось выше, при анализе значений предлогов им часто приписываются значения тех слов, связи которых они устанавливают. Значение же языковой единицы следует определять только на основе языковых показателей, отвлеченных от самой этой единицы /Шведова 1974,108/. В системе парадигматических значений английских предлогов полисемии не наблюдается.
Краткое заключение. Bice английские предлоги обладают лексическими значениями. Соответственно, предлагается следующая формулировка значения английских предлогов. Предлоги - это служебная часть речи, означающая указание на отвлеченный от всякой конкретности факт отношения объектов (вещей, их свойств, ситуаций и пр.). Указание на конкретный вид отношения представляет собой лексическое значение отдельного предлога.
Общность предлогов - это не только функциональная общность. Как и у слов знаменательных частей речи, их значения не являются неким производным от их служебной функции в синтаксической конструкции.
ГЛАВА П. О ПАРАДИГМАТИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ ПРЕДЛОГОВ
Лексические значения слов, в том числе и предлогов, можно рассматривать на синтагматическом и на парадигматическом уровне. М.И.Стеблин-Каменский справедливо указывал, что раскрыть значение предлога, значит назвать выражаемые им отношения. Но при этом он сомневался, возможно ли это, поскольку слишком отвлеченным является "общее" значение предлога /Стеблин-Каменский, 50/. В смысле парадигматического значения предлога М.И.Стеблин-Каменский употреблял термин "общее" значение.
Вопрос об общих значениях в работах отечественного языкознания ставился еще К.С.Аксаковым и Н.П.Некрасовым на материале исследований грамматики русского языка, в частности, падежных форм. Исходя из индивидуальных условий функционирования слов в речи, на основе абстракции и обобщения, Н.П. Некрасов дает следующие определения русских падежей. "Родительным падежом обозначается в языке исключение в смысле определения, или ограничения по качеству, количеству или принадлежности" /Некрасов, 181/. "Винительный падеж служит мерою для проявления действия. Действие представлено совпадающим в крайних точках своего проявления с предлогом" /Некрасов, 183/ и т.п.
Формулировка значения падежей - это выяснение общих грамматических значений. Основные этапы формирования теории общих грамматических значений, ее логическое развитие хорошо показал А.В.Бон-дарко /Бондарко 1978, 128-140/. Рассмотрев теорию общих значений и критику этой теории, А.В.Бондарко приходит к следующим выводам. Не все значения грамматических форм могут быть сведены к общему знаменателю, языковом материал не всегда укладывается в схему общего значения. Тем не менее, "эта идея отражает действительно сушествующий тип системно-структурной организации языковых грамматических значений" /Бондарко 1978,140/.
В области лексикологии идея общего значения встречает обычно отрицательное отношение. Е.1фрилович, например, указывает на невозможность интеграции качественно различных элементов - коммуникативного содержания и аффективных (стилистических оттенков (ср.: осел - а) животное, б) глупый или упрямый человек) /Курилович, 78-80/. Против общих значений в лексике высказывается и С.Д.Кац-нельсон. Он возражает К.Бадцингеру, согласно которому значение слова griin- 'зеленый' относится к сфере языка, а значения 'неопытный (о человеке)', 'незрелый (о яблоке)' являются его вариантами в контекстах речи. С.Д.Кацнельсон объясняет несводимость указанных значений тем очевидным фактом, что понятия цвета и неопытности лежат в разных семантических сферах /Кацнельсон, 52/.
Д.Н.Шмелев считает проблему определения общего значения слова практически трудно разрешимой. Общие значения можно выявить и сформулировать лишь у сравнительно немногих лексических единиц. В большинстве же случаев это сделать невозможно, тем более потому, что разные значения слова соотносят его с неоднородными реалиями и с разными семантическими группами слов (ср., например, значения слова 'земля'). К вопросу об общем значении слова Д.Н.Шмелев обращается в связи с необходимостью высказать свое отношение к факту многозначности слова и сформулировать свое понимание семантического единства слова. Признавая полисемию лексических единиц, он не отрицает и существования общего значения, с той оговоркой, что общим оно является не по отношению к различным частным значениям слова, а в том смысле, что оно соотносится с разнородными группами предметов на основе общего признака, который составляет основное семантическое содержание слова /Шмелев, 70/.
Мнение о единстве значения слова, о том, что слово - это единое смысловое целое, результат единого процесса обобщения высказывалось В.А.Звегинцевым. Лексическое значение слова - это потенция реализации в определенном направлении. Типовые потенциальные сочетания слова правильно назвать лексико-семантическими вариантами единого значения слова /Звегинцев 1957,126/. В.А.Зве-гинцев указывает, что термин "лексико-семантический вариант" он заимствовал из работы А.И.Смирницкого /Смирницкий 1954/.
Поскольку единое лексическое значение слова это совокупность его лексико-семантических вариантов, в которых обобщены весьма разнообразные потенциальные возможности употребления слова в речи, постольку ясно, что формировать единые лексические значения слов не просто. У.Макей ссылается на известный факт, что школьному учителю не хватило бы всей его жизни, если бы он захотел в немногие часы, отпущенные для обучения иностранному языку, восс.оз-дать на уроках те контексты некоего словаря-минимума, с которыми ребенок встречается в естественной обстановке использования родного языка в первые одиннадцать лет своей жизни /маскеу, 93/. Тем не менее нельзя отказываться от попыток формулировать общие значения слов. Такая необходимость существует и в плане теоретического исследования, и в плане практического преподавания языков.
Теоретически это необходимо, поскольку, как пишет Н.Ю.Шведова, "научное описание слова - в идеале - является полной и всесторонней конденсацией и препарацией его отношений к другим единицам класса, его разнообразных и полифункциональных окружений и тех экстралингвистических ситуативных условий, в которых это слово функционирует /Шведова 1982,154/. Общее значение слова -высокая ступень семантического обобщения на основе использования слова в разнообразных контекстах и ситуациях.
Известно, что каждое слово обобщает. Но М.М.Новоселов отмечает два типа обобщений: I. Обобщения, которым в познании соответствует переход от абстракции n-го порядка к абстракциям более высокого порядка (например, магнетизм, электричество и свет еать лишь разные проявления электромагнитного поля). 2. Обобщения, дающие лишь новые варианты старых значений. В этом случае имеет место распространение некоего положения на другую область явлений /БСЭ, т. 18,201/.
Общее значение представляет собой абстракцию более высокого порядка по сравнению с отдельными значениями, единое обобщение неких признаков, лежащих в их основе. Поэтому так трудны формулировки общих значений. В ряде случаев, однако это возможно, так как соподчинение значений одному общему достаточно очевидно. Используя один словарь для перечня значений /Англо-русский словарь/, а другой для толкований слов / Hornby, Gatenby, Wakefield/, сформулируем серию общих значений. Abandon I) отказаться от; 2) покидать, оставлять; 3) refl. предаваться (страсти, отчаянию и т.п.). Общее значение - нарушить установившиеся формы существования, связи (территориальные, социальные, психологические и пр.). Abate I) ослаблять, уменьшать, умерять; 2) снижать (цену, налог и т.п.); 3) делать скидку; 4) уменьшаться; ослабевать; успокаиваться; утихать (о буре, эпидемии и т.п.); 5) притуплять (острие); стесывать (камень); 6) юр. аннулировать, отменять, прекращать; 7) метал, отпускать (сталь). Общее значение - снизить или уничтожить действенность специфических свойств вещи (предмета, явления, документа и пр.). Aberration I) заблуждение, уклонение от правильного пути; 2) помрачение ума; 3)аберрация; отклонение; 4)тех. отклонение от стандарта. Общее значение - отклонение от некой норrecyA"p^f2tcass БН-ЖОТЕЙА
СССР им. В. И. Лгинкг. мы. Accent I) ударение; 2) произношение; акцент; 3) pi. поэт, речь, язык. Общее значение - количественные или качественные особенности звучания элементов речи. Account I) счет, расчет; подсчет; 2) отчет; 3) доклад; сообщение; отчет; 4) мнение, оценка; 5) основание, причина; 6) значение, важность; 7) выгода, польза; 8) торговый баланс; Общее значение - система (сумма) показателей (данных), характеризующих положение дел, состояние явления, обстоятельств.
В тех же целях иллюстрации можно взять словарные единицы и из середины алфавита. Run-awayI) беглец; 2) дезертир; 3) лошадь, несущаяся закусив удила;4) стремительный, неудержимый рост. Общее значение - вырвавшийся за контролируемые пределы (человек, животное, явление). Rung I) ступенька; перекладина; грядка приставной лестницы; 2) спица колеса. Общее значение - стяжка, соединяющая две рейки, или обод и центр.
Процедура индукции - выявления общего основания системы значений и его словесная формулировка - сложна, точность обобщения проверяется в ходе последующей речевой практики, но важна принципиальная возможность формулировки общих значений слов, особенно для анализа различных групп служебной лексики, в частности, предлогов. "Типы отношений поддаются такому же обобщению и абстракции, как и другие понятия" /Кубрякова, 80/.
В настоящее время наличие у всех предлогов лексического значения обычно не отрицается, но в большинстве случаев значения формулируются на синтагматическом уровне, а не на парадигматическом. Предлоги принадлежат к категории слов с реляционным значением, значением отношения. Они не называют отношения, а лишь указывают на них. В отличие от автосемантических слов, способных выступать самостоятельно в функции членов предложения, они служат лишь для выражения разного рода семантико-синтаксических отношений между знаменательными словами, поэтому их контекстуальные связи особенно синтетичны. Вследствие этого в исследованиях,посвященных предлогам, на ни?, как правило, переносятся значения тех лексических единиц, отношения которых они выражают, а неограниченность возможных контекстов приводит к отсутствию каких-либо границ в списках их значений, иногда чрезмерно длинных / Lind-kvist 1950,1972/.
Объективация исследования требует обобщения накопленного материала синтагматических контекстов и выявления на этой основе значений парадигматических. Однако следует учитывать, что между "общими" значениями и парадигматическими значениями существует большое сходство, но нет тождества. Парадигматическое значение слова - это абстракция, отвлечение от всех конкретных случаев его употребления, а в основе абстракции лежит процесс обобщения. Поэтому существует известная близость, сходство между парадигматическими значениями и так называемыми "общими" значениями слов.
Соглашаться с тем, что слово - это единое смысловое целое во всей совокупности его лексико-семантических вариантов (значений), и что оно соотносится с разнородными группами предметов на основе некоего общего признака, это значит в принципе признавать в слове наличие "общего" значения, которое предстает как основа смыслового единства слова. Парадигматическое же значение -это некий инвариант. То, что, с одной стороны, сближает данную лексическую единицу с другими единицами того же класса лексики, но одновременно и противопоставляет ее им всем, абстрагируясь от общего. "Общие" значения не подразумевают этой диалектической абстракции. В этом их отличие от парадигматических значений. Высокая же степень обобщения - это то, что их сближает, без чего
• w. не обходится выявление парадигматических значений слов. Отскща путь поиска формулировок и общих и парадигматических значений один и тот же: обобщение на основе конкретных употреблений слова в речи и тех представлений о реальной действительности, которые вызываются высказыванием. В.А.Звегинцев подчеркивает важное свойство значения слова: всякий раз, когда слово выступает в составе предложения, происходит актуальное порождение или возрождение его значения, обусловленное смысловым содержанием данного предложения. Поэтому значение слова как элемента предложения всегда иное. Но значение его как элемента языка остается неизменным /Звегинцев 1973/.
Исследуя значения грамматических категорий, А.В.Бондарко подчеркивал необходимость отграничить объективированные категориальные значения, включенные в содержательную сторону грамматического строя данного языка, от конкретных и индивидуальных смыслов высказываний - тех смыслов, которые могут быть переданы и'другими высказываниями с иными формами и конструкциями /Бондарко 1978, 169/. Парадигматические значения лексических единиц также являются теми объективированными значениями, которые позволяют определить и изучить некую данную, выделяемую для анализа, группу лексики. Уровень парадигматических значений - это уровень абстракций. Слово в парадигматическом значении представляет собой некий инвариант, который можно считать "извлечением из того общего,что в той или иной мере присутствует в ряде единиц, понимаемых в таком случае как варианты по отношению к инвариантному началу, как бы выносимому за скобки для данного ряда языковых единиц или языковых форм" /Ярцева 1981,56/. Понятие семантического инварианта, иногда называемого также обобщенным значением,успешно используется при изучении знаменательной лексики /напр., Мартынюк/. Тем более важно оно для анализа лексики служебной,
ГЛАВА Ш. О КЛАССИФИКАЦИИ ПАРАДИГМАТИЧЕСКИХ ЗНАЧЕНИИ ПРЕДЛОГОВ
А.А.Шахматов признавал наличие значения только у предложных наречий, к которым он относил слова типа ющо, о&йгщ. и т.п. О таких предлогах, как на, в, с, он говорил, что они имеют значения только в сочетании с именем /Шахматов, 357/. Тем не менее как для тех, так и для других, он формулирует выражаемые ими связи и отношения. Они представлены следующим списком:
I. Комитативные. 2. Каузальные. 3. Финальные. 4. Аблативные. 5. Дистрибутивные. 6. Модальные. 7. Трансгрессивные. 8. Делибе-ративные. 9. Посессивные. 10. Компаративные. II. Темпоральные /Шахматов, 552-53/. В.В.Виноградов значительно расширил этот список. "Грамматические отношения, обозначаемые предлогами, их семантическая сущность разъяснены недостаточно",- писал он,выделяя в современном русском языке следующие виды отношений, обозначаемых предлогами: I. Локальные, пространственные. 2. Темпоральные, временные. 3. Комитативные, обозначающие сопровождение, совместность, соучастие. 4. Аблативные (каритивные),выражающие лишение, удаление, отнятие, противопоставление. 5. Трансгрессивные, обозначающие переход из одного состояния в другое. 6. Инхоативно-финитивные, определяющие степень, предел, исходную точку наблюдений и пр. 7. Квантитативные, количественно-определительные. 8. Дистрибутивные, разделительные. 9. Лимитативные, ограничительные. 10. Посессивные, притяжательные, выражающие принадлежность. II. Генетические, генетивные, обозначающие источник, состав,происхождение. 12. Компаративные. 13. Модальные отношения образа и способа действия. 14. Финальные, целевые. 15. Каузальные, причинные. 16. Инструментальные. 17. Делиберативные, служащие для указания на содержание, повод суждения, на предмет мысли, речи, чувства. 18. Отношения внутреннего содержания. 19. Отношения заместительства, функционального пребывания в роли кого-нибудь. 20. Отношения внутренней зависимости. 21. Отношения приблизительной меры /Виноградов,1972,537-540/.
Иногда (т.е. при достаточном отвлечении от значений отдельных слов, отношение которых предлоги выражают) можно сказать, что в подобных случаях имеют место синтагматические варианты парадигматических значений предлога.
На наш взгляд, непоследовательным является включение в общий список также и модальных отношений образа и способа действия. В этом случае устанавливаются не семантические отношения слов как лексических единиц, а семантика синтаксических отношений членов предложения.
Нежелательно объединять в одном списке локальные и темпоральные отношения со всеми остальными. Логически устанавливаемые виды отношений вещей, как и сами вещи, существуют во времени и в пространстве. Следовательно, их можно рассматривать либо во времени и в пространстве, либо в отвлечении от них, но не параллельно, как это логически вытекает из рассматриваемого списка.
Во взаимообусловленном существовании вещей можно выделить аспект их соотнесенности друг с другом, их логически устанавливаемых связей, аспект их существования во времени, то есть аспект временных (темпоральных) связей, и аспект пространственных (локальных) связей. Можно оценивать взаимообусловленность существования вещей с одной из трех упомянутых позиций.
Отношения>как и вещи, существуют в пространстве и времени. Поэтому, если установлено, что тот или иной предлог является показателем некоего отношения, отношение остается тем же в разных аспектах связей. О неизменности инварианта - парадигматического значения предлога как показателя вида отношения, о его независимости от, аспекта связей называемых вещей свидетельствуют неоднократно проводившиеся трансформации предложений типа: I saw the book in the house —I. I saw the book, it is in the house; 2. I saw the book when I was in the house. В примерах подобного рода видна органическая связь локальной и темпоральной семантики. Кроме того, исследователи английского языка указывают, что локаль ная и темпоральная семантика часто сосуществуют с причинно-след-ственной:Two men died in the fire (I) где? (2) когда? (3) что явилось причиной смерти?) /Хадеева-Быкова А.А. Давыдова М.К. ,82/. Замена одного из знаменательных элементов состава словосочетания при неизменном предлоге также изменяет аспект ориентации: не fell ill in early winter —^ in cold winter. В первом случае речь шла о периоде времени, во втором - о том, что холодная зима явилась причиной болезни /Хадеева-Быкова, 75-76/. Мысль о едином сосуществовании в предлоге локальной, темпоральной и иной семантики встречаем и в работах зарубежных лингвистов /kalblanc,юб/.
Отношение - одна из форм всеобщей связи вещей, понимая вещь в широком смысле слова: ".всякая определенная материальная реальность, существующая как нераздельность (целостность) многообразного, есть вещь" /Райбекас, 132/. Связь - это "присущее материи коренное качество, заключающееся в том, что все предметы, явления объективной действительности находятся в бесконечно многообразной зависимости и в многоразличных отношениях друг к дру17п Дондаков, 458/. Отношения элементов языковой материи отдельных высказываний также отличаются богатым разнообразием. Попытаться сформулировать эти многообразные отношения в том виде, в каком они выражаются английскими предлогами, составляет задачу первой части диссертации.
Связь вещей существует всегда, даже если она непосредственно не наблюдается. Сама изолированность - явление, казалось бы, противоположное связи, определяется как ее частный случай. "Изолированность . представляет собой такое отношение между явлениями, или сторонами одного и того же явления, когда изменения одних из них не сопровождаются какими-либо изменениями других" /Шептулин, 154/. В отдельном высказывании существуя, угадываясь, связь может не получать формального выражения (Ср.: Солнце. Снег^блестит). Получая же его, она конкретизируется в виде разнообразных отношений, которые, в частности, передаются и предлогами (Ср.: Снег блестит^ш^олщце и ПР»)•
Отмечается, что в содержательных формулировках естественных языков отношения выражаются обычно сказуемыми фраз /Философская энциклопедия,183/. Соответственно в данной работе анализируются в первую очередь глагольно-именные предложные комплексы. При этом ".мы обращаемся к синтаксическому уровню потому,что именно в синтаксических микроконтекстах выявляются сходства и различия слов и их значимых форм" /Ярцева 1980, 37/.
Анализ отношений, выражаемых предлогами, затрудняется необходимостью отделить отношения от самих вещей, свойствами которых эти отношения являются. Как указывает А.И.Уемов, отношения существуют объективно, в вещах. И вообще, согласно простейшему определению отношения - это совокупности пар, трех, четырех и т.д. вещей /Уемов, 48-50/. Тем не менее отношение есть свойство вещи и принципиально выделимо из вещи, что позволяет рассматривать отношение как отдельную вещь. Диалектическое понимание вещи и отношения заставляет признать, что "вещи не более реальны, чем отношения, поскольку реальная природа свойств вещи может проявляться лишь в отношении" /Философская энциклопедия, 183/.
Возможность тех или иных отношений между словами в высказывании подсказывается самой сущностью этих слов. Это естественно вытекает как следствие из природы лежащих в основе слов понятий, поскольку понятие - это логическая форма, "в которой отражается сущность предметов и их необходимые связи и отношения" /Павлов, б/.
В глагольно-номинативных комплексах английские грамматисты традиционно отмечали слитость выражаемых предлогами отношений с семантической сущностью глагольной единицы, рассматривая значение глагольно-предложного образования как единое целое /jesper-sen, 252/. Однако в то же время отмечался и факт смыслового слияния предлога с последующим существительным в один комплекс,конкретизирующий смысловое содержание глагольной единицы в аспекте места, времени совершения действия, способа, условий, причины, цели его совершения и пр. / Curme, 1931,558-559/. Того, что эти аспекты конкретизации в самом общем виде выражаются самими предлогами, авторы английских грамматик не отрицали и не отрицают, идет ли речь о британском или американском варианте английского языка /begett, 54; Meyer-ffiyklestad /. Некоторые грамматисты делают попытки классификации выражаемых предлогами отношений, например: I) место, движение, направление; 2) время и продолжительность времени; 3) мотив, причина, действующий фактор /Palmer, 289-290/. Но эти попытки относятся лишь к некоторым, произвольно выбранным предлогам. Достаточно распространенным является также деление предлогов на "локальные" и грамматические /Bennett/.
Последовательной классификации значений английских предлогов нет не потому, что наличие значения у них отрицается, а потому, что оно признается слишком расплывчатым, затруднительным для определения /Poutana, 798/, особенно в глагольно-именных словосочетаниях с отношениями логической связи.
А.А.Шахматов называл"дополнение, которое сопровождается предлогом", релятивным в отличие от беспредложного дополнения /Шахматов, 356/. Этим специальным наименованием хорошо подчеркивается тот факт, что в случае предложного дополнения отношения объектов высказывания получают специальное выражение. В нашем исследовании определение "релятивный" предполагается сохранить для общей характеристики качества предложного значения. Род связей будем называть аспектом значения в соответствии с определением: аспект . "перспектива, в которой выступает явление, сторона предмета" /БСЭ, т.2,321/.
Анализ употребления английских простых первообразных предлогов подтверждает тот факт, что выражаемые ими отношения существуют в трех аспектах: логических связей (в качестве синонима в литературе используется также термин "логические отношения"), темпоральных связей и локальных связей. Значения каждого предлога и будут рассматриваться соответственно в этих трех аспектах.
Краткое заключение. В теоретических работах, посвященных предлогам разных языков, иногда безоговорочно включаются в число других временные и пространственные отношения. С другой стороны, есть работы, указывающие на совмещенность, невыделимость временных и пространственных характеристик в значениях предлогов. /Например, Маелова-Лошанская/. Предваряющий написание данной работы анализ предлогов английского языка показал в целом отвлеченность парадигматических значений английских предлогов от аспекта выражаемых ими связей вещей. Этот факт является отражением взаимообусловленности различных связей и их аспектов в реальной действительности. Тем не менее, взаимообусловленность не сводится к тож-дественноети. Следовательно, классификацию парадигматических значений английских предлогов мы предлагаем осуществлять на основе раздельного изучения их функционирования а) в контекстах, отвлеченных от выражения временных и локальных связей вещей, б) в контекстах, выражающих временные связи, в) в контекстах, выражающих пространственные связи.
Сопоставление полученных систем должно способствовать более точному представлению о парадигматическом значении каждого предлога и, вместе с тем, должно выявить то особое, что вносит в общую систему английских предлогов с их парадигматическими значениями необходимость выражения в языке того или иного аспекта связей.